Академия Современной Оперы

 

Мюзикл Б. Синкина “Публике смотреть воспрещается” по одноименной пьесе Жана Марсана

 

 

 

Мюзикл Б. Синкина “Публике смотреть воспрещается” по одноименной пьесе Жана Марсана, на сцене учебного театра кафедры режиссуры театрализованных шоу-программ и факультета режиссуры и продюсерского мастерства, Санкт – Петербургского Государственного Университета Культуры и Искусств. Заведующий кафедрой, декан факультета, профессор А.А.Конович.

 

 

Авторский комментарий

 

24 мая сего 2010 года на сцене учебного театра санкт- петербургского университета культуры и искусств состоялся премьерный показ дипломного спектакля, четвертого курса факультета режиссуры и продюсерского мастерства. Мастерская А.В. Шестакова, режиссеры - Екатерина Смирновой и Екатерина Шумакова. Пьеса Жана Марсана “Публике смотреть воспрещается” на музыку Б. Синкина (сценическая редакция А.Шестакова, стихи В.Иванова).

По замыслу руководителя курса Алексея Шестакова, упомянутая дипломная работа кроме основной цели – проверки на практике режиссерских и актерских навыков, полученных за годы обучения, преследовала и другие цели: апробация на практике работы по организации и компоновке музыкальной составляющей проекта в цифровой музыкальной технологии (Музыкальный редактор “Finale”).

Работа над постановкой началась в конце февраля, и как позднее выяснилось, только благодаря применению новой технологии проект удалось осуществить на очень высоком профессиональном уровне, не смотря на то, что из восьми исполнителей – студентов разных курсов факультета, только трое участников имели приличные вокальные данные. Остальные осваивали мастерство пения по ходу постановки и благодаря тому, что финальная (Finale 2009) технология предоставляет неограниченные возможности, без участия концертмейстера действенно помогать артисту, осваивать нотный материал.

На практике это выглядело так: в ноутбук (мининоутбук) каждого участника проекта закачивался весь музыкальный материал мюзикла и студент имел возможность репетировать неограниченное количество часов, и дома и даже в общественном транспорте, следя по монитору за бегущим по нотному тексту курсору. Программа позволяет изменять темпы, тональности и повторять сложные куски нотного текста с выделением вокальной строки тембрально и динамически. Результат превзошел все ожидания. Весьма непростой нотный текст мюзикла был выучен за две недели. А к моменту начала работы с балетмейстером, в начале апреля, весь музыкальный материал был освоен настолько, что появилась возможность снять звучание вокальной строчки, и дать возможность негромким голосам начинающий вокалистов петь без дублировки вокальной строки. Это высший пилотаж современного исполнительства, опрокидывающий традиции музыкального театра. Такого рода аккомпанирующая составляющая используется давно в бродвейских мюзиклах и под живой аккомпанемент и под плейбек. В России, «продвинутые» театры, типа московского Ленкома (М.Захаров) также поют под высококлассные фонограммы, в которых дублировка вокала, есть признак дурного вкуса. Напомню: все оперетты Кальмана, Легара, Штрауса, оперы Пуччини и других авторов, к сожалению, до сих пор исполняются с применением сплошной дублировки вокальной партии различными инструментами оркестра, и это всегда ограничивает певческую свободу артиста, утяжеляет общую звучность и заглушает певца.

Есть и еще одно преимущество новой технологии – начинающий режиссер имеет возможность осваивать музыкальную ткань будущего спектакля, имея дело не с сухим нотным текстом, а с многотембровой звучностью, имея возможность при помощи многовариантного монтажа организовывать и отделывать святая святых - музыкальную драматургию спектакля: сокращая, добавляя, изменяя темпы, тональности и тембры.

Артисты в работе над ролью имеют возможность шлифовать хореографический текст, а балетмейстер, с согласия режиссера, вносить в звучание свои правки. Так, в конце арии Эрве, режиссеры и балетмейстер пришли к решению, что необходим танцевальный эпизод в стиле танго. Мне позвонили домой прямо с репетиции, и я за каких- нибудь 30 минут, при помощи несложного монтажа вставил это танго и тут же отослал по электронной почте.

Позднее все без исключения участники проекта научились монтировать музыкальные куски, добавляя или снимая такты во вступлении, вставляя танцевальные отыгрыши в середину номера, корректируя ферматные такты.

Фонограмма спектакля, созданная на основе финального набора нотного текста, хороша еще и тем, что прямо с ноутбука, через пульт звукорежиссера транслируется в мониторы зрительного зала как готовая студийная фонограмма. Это исключает большие затраты денежных средств на доводку музыки, в профессиональной звукостудии, что немаловажно для студенческой театральной постановки.

Из сказанного видно, что активное применение финальной цифровой технологии способно на порядок повышать качество и, главное упрощать и ускорять постановочный процесс музыкального спектакля. Описываемая технология, может быть с успехом использована во всех музыкальных театрах России, и следует поблагодарить факультет режиссуры и продюсерского мастерства Санкт-Петербургского Университета Культуры и Искусств, возглавляемый профессором А.А.Коновичем, за предоставленную возможность осуществить этот уникальный эксперимент.

Водевиль Ж. Марсана “Публике смотреть воспрещается” знаком российской публике, так же под названием “Прости мне мои капризы” пьеса Спектра, музыка – компиляция из популярных французских песен 50-80х годов прошлого века. Компиляция, в хорошем музыкальном театре, по мнению многих серьезный дирижеров и режиссеров, неприемлема, так как песенки разных авторов, разных стилей, разных эпох, пусть даже объединенные приличной авторской инструментовкой, что весьма редкое явление, не способны обеспечить единый и законченный музыкальный образ спектакля. А о музыкальной драматургии, как таковой, вообще говорить не приходится.

Замечательный музыкант, Сергей Разенков, главный дирижер Хабаровского музыкального театра, в репертуаре которого значится этот водевиль в версии Спектра, под названием “Прости мне мои капризы” говорил мне, что только благодаря высоким качествам литературной первоосновы водевиля Ж. Марсана: высококлассный, искрящийся весельем юмор, неожиданные повороты сюжета, яркие характеры и самой идеи произведения, спектакль хорошо принимается публикой.

Действительно, идея пьесы – интриги и патологическая лживость театрального закулисья, ни что иное, как созидательная сила функционирования любого нормального театра актуальна для всех времен и народов.

Спектакль, согласно авторской ремарке, решен в едином пространстве. После пролога с участием всех действующих лиц, перед нами просторный кабинет директора театра, функционирующий как закулисье театра, костюмерная и некое репетиционное помещение. Драматург и режиссер, Эрве Монтень, своей вспыльчивостью, ложью и интригами третирует окружающих, включая директора театра, слабовольного, затюканного постоянными скандалами с женой, Робера.

Образ “тихого” директора театра, оригинален и решен исполнителем роли, Денисом Шеханиным, весьма оригинально. Он хитер, но скрывает это под маской “преданного друга” Эрве Монтеня. Робер - Д. Шеханин, небольшого роста, изящный и подвижный, при этом, несколько “тучный”, рядом со своей женой Николь, Алиной Двораковской, высокой и эксцентричной дамой, многими чертами напоминают знаменитый дуэт неподражаемых Ярона и Богдановой – Чесноковой, из знаменитой киноленты “Мистер Икс” с участием Георга Отса.

Спектакль начинается с того, что Николь, талантливая актриса закатывает истерику по поводу того, что в предстоящем сезоне, как всегда для нее - супруги директора театра, нет подходящей роли. Сцена скандала стремительно перерастает в монолог Николь, главная мысль которого:

Николь

Пусть режиссер в упор не видит

Ее талант, пусть муж дурак,

Пусть все смеются, ненавидя

Ее, она за шагом шаг

Идет упорно к своей цели...”

Голос молодой актрисы звучит цепко, упруго, интонационно устойчиво и с хорошим чувством свинга.

Далее Пьер – сын драматурга и режиссера Эрве, знакомит присутствующих со своей невестой Француазой, предлагая ее кандидатуру на роль в новой пьесе отца, но зная свирепый нрав своего родителя, Пьер предлагает всем скрыть то, что Француаза его возлюбленная. Возникает непредвиденная ситуация. Эрве, увидев Француазу, моментально влюбляется в нее. Звучит высокопарная ария Эрве с танцевальным эпизодом, в стиле танго. Все в этом эпизоде, рисует Эрве, как самодурствующего лицемера, погрязшего в постоянной и непредсказуемой лжи:

Эрве

Француаза, моя Француаза,

Луч весенний сквозь тучи ненастья.

Словно роза в хрустальной в вазе -

Мое самое нежное счастье!”

Роль Эрве, исполнил Егор Ищенко. Его баритон, сочен и напорист.

Все, включая вторую жену Эрве Жизель, воспринимают очередное его увлечение как момент, стимулирующий режиссерскую мысль, ведь Эрве, не смотря на его неприглядный нрав, слывет талантливым режиссером. Но вскоре, все начинает принимать трагическую окраску. Эрве, видя в своем сыне соперника, запрещает ему

общаться с Француазой – Пьер в отчаянии. Звучит “прощальный” дуэт Пьера и Француазы:

Вместе

Я люблю карих глаз твоих чудо,

Жду с волнением каждой встречи.

Пусть любовь наша вечной будет.

Пьер

Француаза, еще не вечер...

Француаза

Милый Пьер мой - еще не вечер…”

Пьер, в исполнении Дениса Дупина, трогателен и лиричен, а образ Француазы в исполнении актрисы Кристины Репиной светел и мягок, но не лишен интонаций строгой решительности. Голоса артистов звучат взволнованно и нежно.

В дальнейшем, ситуация осложняется тем, что исполнительница главной роли, в предстоящей премьере, оказалась на седьмом месяце беременности и роль Жозефины Эрве неожиданно предлагает Николь. Счастливая Николь, тут же приступает к репетициям, но в тайне от нее, Эрве ищет другую актрису и выбор падает на его бывшую жену и мать Пьера, знаменитую актрису Габриель Тристан, женщину необузданного нрава. Возникает скандал между Эрве и его новой женой Жизель. Звучит их эксцентрический дуэт, в конце которого Эрве, получает от Жизель пощечину:

Жизель

Ты по - другому развлекаться

Уж не способен! Не грешно ль

Обманывать Николь? Не можешь

Без лжи прожить ты даже дня!

Эрве

Мечтаешь ты со мной расстаться?

Я от рекламы от такой не откажусь…”

Сопрано Полины Люфт в роли Жизель звучит женственно, но с оттенком тревоги.

Появляется Актриса Габриель Тристан. Ее властная натура, моментально подчиняет себе волю присутствующих. Габриэль согласна играть роль, но все в этой роли должно соответствовать ее строптивому нраву. Она требует, назначит на роль Наполеона ее нового мужа Жана Байяра (исполнитель - Егор Смуткин) Эрве, вынужден согласиться. Выходная ария Габриэль, Анастасии Никоновой, звучит эффектно, шикарно и элегантно. Я- звезда! И этим все сказано!

Габриэль

С очаровательной улыбкой

Швыряю пьесу в режиссера,

Когда замечу в нем попытку

Принизить нагло роль актера.

Антониони как-то раз

Сказал мне дерзость мимоходом-

Тяжелым стулом между глаз

Пришлось ударить его сходу...”

Николь, узнав, что вопреки клятвам и уверениям Эрве, на роль Жозефины приглашена Габриэль, затевает жуткий скандал. И только появившиеся репортеры, заставляют дерущихся актрис, как ни в чем не бывало улыбаться, позируя перед фотокамерами.

На общем фоне интриг и непрекращающихся скандалов, один Роббер сохраняет спокойствие. Для него, как директора театра главное, что бы новая пьеса Эрве, имела успех. Звучат его забавные куплеты с развернутым танцевальным эпизодом:

Робер

...переполненные залы

Для меня важней.

Пусть гремят аплодисменты-

Я от счастья пьян.

Неплохие дивиденды

Радуют карман…”

Баритон Робера, в исполнении Дениса Шеханина, энергичен и искрится тонким юмором.

Байар, новый муж Габриель Тристан, все делает для того, чтобы Эрве и Габриель не ссорились. Он раздает всем список слов, имен актеров и режиссеров, которые не должны, во избежание скандала, упоминаться в разговорах. Звучит юмористический мужской квартет:

Байар

Не вспоминать Бриджит Бордо,

И далее по списку:

Марину Влади, Жирардо,

Клерон, Бруни Тедеску.

А если я пойму – беда

Готова разразиться,

Негромко пропою тогда,

Чтоб вам угомониться:

“Брожу я по Эльзасу в своих сабо”

Смените тему разговора сразу…”

Но все напрасно – скандалы и драки, спровоцированные Эрве, возникают все чаще и чаще. В результате сложных перипетий, Эрве уступает Француазу своему сыну Пьеру. Выясняется, что Жизель, его жена, увлечена Байаром, и Эрве Монтень, вынужден идти на примирение со своей бывшей женой Габриель, только она может спасти спектакль, но и здесь Эрве ждет неудача – спектакль терпит полный провал.

Однако, нет худа без добра - скандальный провал равносилен успеху!

Роббер

Дети мои, мы победили! В нашем театре скандал! Мечта каждого директора! Скандал несравним с успехом! В наши афиши будут бросать банки с краской! Будут требовать нашего закрытия! Обратятся с протестом в префектуру! Полная победа! В нашей профессии скандал – это сенсация, и да здравствует ее герои!”

 

В заключение комментария скажу, что молодые режиссеры Е. Шумакова и Е. Смирнова, под руководством А.Шестакова, сумели создать незабываемое зрелище, изначально задуманное как театр яркого сценического действия, при максимально скромной, но действенной сценографии. Все убранство сцены, соответствует авторской ремарке – “Реквизит и мебель из старых спектаклей”: – диван, нелепый письменный стол, кресло – каталка и множество старых афиш, развешенных повсюду. Режиссеры добавили, несколько точных деталей для образной организации сценического пространства – это большой старинный телефонный аппарат и потрепанные бухгалтерские счеты, функционирующие как некий счетчик – метроном в руках затюканного директора, и как орудие для побоев в руках Эрве.

Действие, действие и только оно - главная цель режиссеров. А сюжет пьесы, перенасыщенный невероятными событиями, позволяет это. Мизансцены и жесты актеров, осмысленны. Сценические задачи точны, строго подчинены сквозному действию и сверхзадаче спектакля. Иногда оставляют желать лучшего вокальная составляющая, но перед нами не профессиональные вокалисты, а студенты – будущие режиссеры.

Хореограф – постановщик Михаил Чайкасов все сделал для того, чтобы каждый персонаж был наделен особой пластической краской, раскрывающей новые, неожиданные черты характера. Танцевальный эпизод Робера, не просто дань традиции, но элемент, рисующий его как человека, способного неожиданно раскрыться, проявляя некую чувственность и взрывной темперамент . Пластическая составляющая образа Эрве Монтеня, говорит о том, что он все-таки может иногда быть искренним человеком. Остроумен по замыслу танцевально-вокальный эпизод “Электроны”. Очарователен вокально – танцевальный дуэт “Полька Ю-па-па” в исполнении Габриэль и Эрве. Лирические эпизоды – “Ария Пьера” и “Дуэт Пьера и Француазы” полны чистоты и изящества.

В целом, в спектакле чувствуется новое понимание музыкального театра, не отвергающее традиции, но переосмысливающее их. Многое в спектакле приятно шокирует некой вычурностью. Смелое вторжение в образ спектакля мистического элемента в виде приемов позаимствованных режиссерами из арсенала средств выразительности современного кукольного театра: руки в белых перчатках в “Танго Эрве”, пантомима “Отелло и Дездемона” в прологе, жанровая сценка - просцениум “Жители Парижа у театральной кассы”.

Хочется пожелать будущим режиссерам, а также преподавательскому составу факультета, дальнейшей, столь же успешной творческой деятельности.

 

Б.Синкин

02.06.2010

 

Партнеры