О клиповости в режиссуре музыкального театра

 

Похоже, Милков Вадим Георгиевич принимает в настоящее время волгоградский музыкальный театр в качестве главного режиссера.

В этом южном городе собрались очень неплохие актерские силы. В 2001 там состоялась постановка моей оперы Амок (есть подробная статья) и в этом же году я помог организовать этому театру гастроли в Питере (5 спектаклей Амок) в помещении ДК Горького на 2200 мест. Я сидел, в Волгограде в январе этого года по случаю заказа на изготовление нового сюжета «Герцогиня из Чикаго” с новой аранжировкой кальмановской партитуры и видел там 3 спектакля, о чем написал статью. Театр сумел быстро понять , что клиповое мышление в современной режиссуре очень серьезная перспектива в условиях кризиса. Их спектакль “Тетка Чарлея”- частично отражает эту тенденцию, и это искренне радовало, хотя клиповость в этой постановке спонтанна. О понятии клип в современной режиссуре упоминается в моей книге “Размышления о современной музыкальной режиссуре” В упрощенном варианте клиповость в режиссуре это художественный “стеб” над основными театральными законами места и времени в образном пространстве спектакля. Зритель приходит в театр, для того чтобы его в нем красиво обманывали. Зритель готов к любой театральной неправде и с наслаждением принимает любые правила игры, лишь бы в этой игре ему было все понятно и узнаваемо. Театр, особенно оперетта это сказка для взрослых, в которой “правда жизни не есть правда искусства, но есть бескомпромиссная правда театральности, которой доступно все,

если это обусловлено правилами игры, отношений зрительного зала и сцены. ” Клиповое мышление мало вникает в подробности: ночь, день, вчера, сегодня, Китай, Африка, Европа. Важно одно: мысли, поступки, характеры, конфликт, актеры в предлагаемых обстоятельствах, режиссерское видение авторской идеи, пафос, атмосфера, природа чувств и так далее. Сценическое пространство в этой эстетике просто обязано решаться лаконично, емко, образно, исключая все бытовые подробности. В питерском театре “Домино” декорация “Госпожи министерши” решена в виде огромной вешалки в прихожей, стоящей в центре. Вешалка своими причудливыми, корягообразными изгибами напоминает атмосферу, царящую в маленьком королевстве той эпохи, с вечными политическими передрягами, коррупцией, казнокрадством. Вешалка своим преувеличенно уродливым видом подчеркивает уродство и пошлость действительности, с которым не на жизнь, а насмерть вступает в схватку любовь поэта и журналиста Чеды. Сегодняшнему модному спектаклю в моем понимании в решении сценического пространства нужна всего одна, но многофункциональная деталь, отражающая атмосферу спектакля, как главное предлагаемое обстоятельство (по Товстоногову).

Возвращаясь к “Тетке Чарлея” с музыкой лишенной элементарной театральности скажу, что спектакль был решен в одной картине, и этого было вполне достаточно, для того, что бы спектакль оставил хорошее впечатление. Хуже дело обстояло с «Фиалкой Монмартра» в постановке Подгородинского. Спектакль так же решен в одной картине, но режиссеру явно не хватило времени для отделки отдельных сцен и это беда приезжих режиссеров.

О спектакле “Моя жена лгунья” не хочу распространяться, так как с детства не люблю музыку этого композитора по причине полной нетеатральности и звучащей мимо всего того, что происходит на сцене.

Театральность в музыке – особая песня и заслуживает нескольких докторских диссертаций: “Театральность в музыке Верди”, “ Театральность Пуччини”, “Театральность Чайковского”, “Рок – опера и театральность мелодики в драйве”, “Театральность мелоса Кальмана и Легара” и так далее. Только где взять музыковедов, способных поднять эту тему?

 

С уважением Б.Синкин

Февраль 2009года

 

 

Партнеры