Либретто В. Иванова

 “Ревизор

Лирико - эксцентрическая опера

В 2х частях

Единственно верный способ заставить гоголевскую драматургию быть пригодной для музыкального театра это переосмысление ее с целью извлечения из ее недр нового смысла, дающего возможность иначе взглянуть на гоголевских персонажей. Попытаться расширить диапазон образности за счет поиска в их характерах, намеченного автором в отдельных репликах, в ремарках и намеках тех черт, которые нуждаются в омузыкаливании. Как бы ни был Хлестаков Гоголя хвастлив, ветренен, глуп и нагл, где-то подспудно проглядывает в нем лирическая интонация: “К доченьке какой-нибудь хорошенькой подойдешь: “Сударыня, как я...(потирает руки и подшаркивает ножкой.)” и таких намеков множество. Действительно, литературный персонаж – тип вне любви и лиризма неполноценен и менее интересен (если автор не ставит перед собой цель показать героя, далекого от чувства любви, но и тогда он должен объяснить, почему его герою не нужна любовь, а это уже лирическая интонация и она музыкальна) и вот почему оригинальный пушкинский текст “Пиковой дамы” был переосмыслен П.Чайковским все с той же целью гиперболизировать намеченные Пушкиным лирические интонации в образах Лизы и Германа, не говоря уже о введении новых персонажей Елецкого и Полины, расширяющих образное пространство оперы именно в лирико-эротическом плане. Благодаря этому, и только этому опера Чайковского “Пиковая дама” непревзойденный шедевр мировой оперной классики. Чайковский, как никто понимал: музыкальная драматургия (тогда этого понятия еще не было)невозможна без столкновения агрессивно-мистический пластов звукового потока с интонациями лиризма и карновальности. Причем только лиризм способен быть носителем сквозного музыкально действия и пафоса спектакля. Только по причине отсутствия этих качеств огромное большинство опер 19 века забыты. Существует высказывание: «все великие мелодии просвещены любви и воспеты ею” и в этом суть музыки и музыкального театра. Можно восхищаться композиторской техникой автора: “как лихо одна тональность трансформируется в другую и еще в другом размере и в других гармонических красках. Как загадочно звучит скрипичное тремоло, а кларнет в это время что – то обыгрывает в низком регистре, и вдруг вся медь с ударными разрушает эту идиллию” все это, безусловно, прекрасно, но в музыкальном театре необходим катарсис как в “Иоланте” и “Травиате”. Только тогда возникнет нечто подобное эстетическому потрясению, и только в этом случае музыкальный театр выполнит свою художественную миссию. Иными словами музыкальному театру необходимы объекты воспевания. Персонажи, способные вызывать чувство сопереживания. Герман у Чайковского не есть персонаж однозначно положительный, но он достоин сопереживания. Хлестаков обязан быть носителем таких человеческих черт, которые могли бы заставить в нем видеть нечто большее, чем предлагает автор. Если попробовать представить себе что в дальнейшем ждет Хлестакова: Быть может он, как намекает автор, займется литературой, или вдруг неожиданно сделает карьеру по службе. Может быть, позднее, получив, наследство от отца остепенится у себя в деревне. Но однозначно ясно, что Хлестаков когда-нибудь полюбит и женится, и почему в таком случае автору либретто не взять на себя смелость пофантазировать на эту тему. Из данного либретто однозначно ясно, так же и то, что Марья Антоновна очередная жертва Хлестакова, но и этот его поступок был бы невозможен без возникновения в душе вспышки внезапной страсти к этой девушке, да и сама девушка готова на все лишь бы только вырваться из оков провинциальной скуки. Образ Анны Андреевны в либретто шокирует своей экстравагантностью. Она превращается из типичной провинциальной “Кумушки” в жрицу любви, что заложено автором, но стыдливо спрятано в угоду нравам гоголевской эпохи. Но музыкальный театр для того и есть, чтобы говорить откровенно, откровенным языком музыки и мелодий о том, что нельзя говорить откровенно с подмостков сцены. И только откровение музыки, способно не шокируя нецензурностью, говорить об этом, открыто.

Как видим стремление, найти и выпятить лирико-эротический подтекст в гоголевском тексте способен вывести этот сюжет благодаря омузыкаливанию на иной уровень образности. Хлестаков, благодаря музыкальному театру не только тот каким его видел Гоголь, но и, в некотором смысле клиповый, тот каким мы хотим его видеть сегодня: неоднозначный, раздираемый противоречивыми мыслями, пытающийся рассуждать, способный быть страстным любовником и это делает его образ глубоким и значит, заставляет сопереживать ему.

Вот высказывание Джорджо Стреллера, крупнейшего театрального деятеля, режиссера, много работавшего в области музыкального театра:

“Опера - это восхитительное недоразумение, которое длится уже века и которое подарило человечеству множество шедевров, но которое никак не может избавиться от присущих ему изначально органических пороков. У меня как у практика сцены опера всегда вызывает чувство какой-то особой “неудовлетворенности”, какой-то обреченности на неудачу – настолько неразрешимой кажется мне задача с одинаковой полнотой воплотить ее в музыке и зрелище, музыке и театре. С одной стороны она бескорыстно абстрактна, как и положено музыке, с другой – корыстно конкретна и целенаправленна, так как она – пьеса, воплощающая сценическую интригу.. Эти два мира пытаются слиться в опере, но достигают при этом лишь более или менее высоких, но всегда приблизительных результатов. Может быть, поэтому проблема постановки оперы одна из самых трудных, почти на грани невозможного. Она всегда встает перед интерпретатором оперы, в данном случае перед режиссером. И чем прекраснее опера, тем сложнее постановка.”

Б.А.Покровский неоднократно говорил, что чувствует, какой должна быть идеальная опера, но еще ни разу не держал в руках идеальной оперной партитуры…

Сегодня любая классическая опера, на любой, самой выдающейся оперной сцене не может быть поставлена идеально в смысле художественного качества, в музыкальном и режиссерском планах.

Художественные идеалы 18 и 19 веков настолько устарели, что молодой человек впервые попавший в оперу при всем желании не получит должного художественного потрясения.

То есть опера, не желая этого, дискредитирует сама себя.

Вернуть былую популярность опере может единственно новый, демократический язык, отвечающий музыкальным вкусам современного человека, драйвированный, воспевающий новых узнаваемых персонажей. Театр увлекательный, отличающийся от того, что нам навязывает современное видео- шоу. Я писал о понятии «объект воспевания” в статье о премьере “Братьев Карамазовых” в Мариинском театре. (см сайт Академии Современной Оперы www sinkin.ru).

Предлагаемое оперное либретто, на мой взгляд, идеальная основа для будущей идеальной оперы, если композитору удастся найти адекватный музыкальный язык, мелодику, способную воспеть мистический страх персонажей, населяющих сюжет, страх на фоне томительного лиризма восходящего к русскому городскому романсу, к интонациям Чайковского, рожденным русской народной песней, к интонациям русской ярмарочной культуры, некоего прообраза итальянского карнавала. Ведь многое в русской опере, начиная от Глинки, восходит к традициям итальянской оперы.

Предлагаемое либретто создано в клиповой технике и предлагает театру правила сценической игры, допускающие самые разнообразные режиссерские приемы, делая логичными, оправданными и понятными любые драматические положения сюжета. Сюжета, измененного смело, но в русле основного авторского замысла, существующего в оригинале на уровне свойственных Н.В. Гоголю тонких намеков и недомолвок.

 

Б.Синкин

8 812 352 39 76

8 911 715 80 74

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

www sinkin.ru

Академия Современной Оперы

СпБ Английская набережная 70

 

 

НА ЗЕРКАЛО НЕЧА ПЕНЯТЬ,

КОЛИ РОЖА КРИВА.

 

Свободная музыкальная лирико-эксцентрическая фантазия по мотивам одноименной комедии Н.В.Гоголя в двух частях

 

 Действующие лица

 

 

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, городничий-Баритон

 

Анна Андреевна, жена его -Меццо сопрано

 

Марья Антоновна, дочь его-сопрано

 

Лука Лукич Хлопов, смотритель училищ. –Бас (Баритон)

 

Жена его.- сопрано

 

Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, судья -Баритон

 

Артемий Филиппович Земляника,

попечитель богоугодных заведений - Тенор (Баритон)

 

Иван Кузьмич Шпекин, почтмейстер- Тенор

 

Петр Иванович Добчинский -Тенор

Петр Иванович Бобчинский -Баритон

 

Иван Александрович Хлестаков, чиновник из Петербурга -тенор (баритон)

 

Осип, слуга его-Бас

 

 

Иван Лазаревич Растаковский

Степан Иванович Коробкин } отставные чиновники,

почетные лица в городе.

 

Степан Ильич Уховертов, частный пристав.

 

Свистунов

Пуговицын

Держиморда } полицейские

 

Абдулин, купец.

 

Мишка, слуга городничего.

 

Слуга трактирный.

 

Гости и гостьи, купцы, мещане, просители.

 

 

Пролог

 

Городская площадь. Прохожие, разносчики. Видна церковь. Появляются Анна Андреевна и Марья Антоновна. Хлестаков преследует их, входя вслед за ними в церковь. Затем все исчезает. Хлестаков в тусклых бликах свечи, что- то пишет, то садясь за стол, то вскакивая...

 

Тряпичкин, друг пишу тебе.

Пишу, нет силы, удержаться.

Во благо ли, во зло судьбе

Имел я случай проиграться

В вонючем Энске в пух и прах,

И чтоб с долгами рассчитаться

Понес я в скупку новый фрак

И Бог дал с нею повстречаться.

Мария, звать ее по слухам.

Но рядом вечно ее мать,

Торчит, жужжа зловонной мухой.

-Не подойти к ней, не позвать!

 

О, Господи! Как хороша!

Ах! Что за носик, что за глазки!

Желаньем вспенилась душа.

Решил: женюсь, чтоб, словно в сказке

Текла, блаженно жизнь моя

В ее неискушенных ласках.

Казалось мне, не влюбчив я,

И вот в каких не знаю красках

Мне описать мою любовь.

Записку удалось мне чудом

Ей сунуть. В страхе стынет кровь:

Неужто я счастливцем буду!

 

Хлестаков исчезает. Перед нами полумрак спальни Марьи Антоновны

 

Ария Марьи Антоновны

В моих руках письмо его.

Красив ли он, умен, откуда

Он прибыл? Правда, ль, для него

Я зов судьбы, а не причуда?

Зовет в столицу и Париж

Умчаться с ним, и я согласна.

Здесь прозябаю, словно мышь,

В норе тоскливой и мне страшно

За годы, прожитые зря

В глуши, в невыносимой скуке.

С любым, по правде говоря,

Сбежала б я от этой муки.

Одно и то же каждый день

Весна не радует, а лето-

Предвестник осени и тень

Зимы седой маячит где-то.

Вбегает Анна Андреевна

Анна Андреевна

Письмо! Откуда? Кто он? Отдай немедля!

 

Марья Антоновна Быстро засовывает лист бумаги в рот и глотает.

Мать и дочь замирают в воинственных позах.

Свет гаснет. Затем снова городская площадь у входа в церковь Хлестаков среди прихожан взволнованно ищет Марию. Свет гаснет. Затем снова полумрак гостиничной комнаты Хлестаков пишет

 

 

Беда, Тряпичкин, уж пять дней

Я пассии своей не видел.

Вняла она любви моей,

Иль я ее письмом обидел.

 

В письме я с дуру обещал,

Что увезу ее в Париж-

В карманах вместо звона – тишь,

Сам с голодухи отощал.

 

Продал бы фрак я и лорнет,

Но мысль о будущем свиданье,

Что бог пошлет, кричит мне – нет!

Уж лучше львам на растерзанье.

 

Явлюсь я ей, красивый, модный,

А не какой – нибудь дундук,

Скажу, пожалуйте в сундук.

Скажу, пожалуйте в сундук

Часок в пути и вы свободны.

 

Ждет тебя милая, Париж

Лишь бы на станции ближайшей

Мне повстречался нувориш

Азартный. Ну же. Соглашайся.

 

И пусть в народе говорят:

Удача в картах покидает

Того, кто счастием объят-

Скажу я так: повелевает

Любовь в игре счастливым быть,

Любовь утраивает шансы

В игре за банком, банк рубить

И пусть тоскливые романсы

Нам проигравший пропоет,

Под звон пленительный бокалов.

Шампанское пусть лихо пьет

Игрок влюбленный и удалый.

 

Зачем я с дуру обещал,

Что увезу ее в Париж,

В карманах вместо звона – тишь,

Сам с голодухи отощал.

 

Хлестаков исчезает.

 

 Часть первая

В доме городничего. Городничий, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, судья, частный пристав, и два квартальных.

 

 

 

Хор (Мрачно)А-а-а…

 

Городничий. (Нараспев, как оперный трагик. На фоне хоровых а`капелла аккордов) Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор.

 

Аммос Федорович. Как ревизор?

 

Артемий Филиппович. Как ревизор?

 

Городничий. Ревизор из Петербурга, инкогнито. С секретным предписаньем.

 

Аммос Федорович. Вот те на!

 

Артемий Филиппович. Вот не было заботы!

 

Лука Лукич. Еще и с секретным предписаньем!

 

Городничий. Сегодня мне всю ночь снились какие-то крысы. Вот письмо, от Чмыхова: "Спешу, уведомить тебя, что приехал чиновник с предписанием осмотреть всю губернию и особенно наш уезд (значительно поднимает палец вверх). И живет где-нибудь инкогнито... Так вот какое обстоятельство!

 

Аммос Федорович. Да, обстоятельство...

 

Лука Лукич. Зачем к нам ревизор?

 

Аммос Федорович. Узнать, нет ли где измены.

 

Хор Измена! Измена!

 

Городничий. В уездном городе измена!

Хор Измена! Измена!

 

Гордничий

 

С богоугодных заведений

Начнет осмотр свой ревизор.

Из-за твоей, мерзавец лени

Тюрьма грозит мне и позор.

Земляника

Полы помоем и кровати

Отремонтировать велю.

Гордничий

И на латыни надпись, к стати:

Кто болен, чем… не потерплю

Обмана дерзкого…

Земляника

Все будет

Точь- в точь, как повелели вы.

Гордничий( Аммосу Федосеевичу)

 

Инкогнито не позабудет

Места присутствий. Головы

Вам не снести: гусей и уток

Там развели вы, вонь и грязь...

Ляпкин - Тяпкин

-Велю сварить их…

Гордничий

- Не до шуток!

Ваш заседатель пьянь и мразь…

Ляпкин - Тяпкин

 

Его ушибла в детстве мама,

С тех пор воняет от него

Сивухой

Гордничий

 

Пусть чеснок от срама

Он ест. Или еще чего...

 

Нет человека без греха,

Инкогнито. Узнав о взятках

Задаст вам

Ляпкин - Тяпкин

Борзыми беру

Щенками только для порядка,

А вы деньгами…

Гордничий(в сторону)

Надеру

За дерзость уши вам.(В слух) Я Богу

Всецело предан. Значит мне

Простится Богом очень много,

А вам на адовом огне

Гореть! В учебных заведеньях

У вас Лука Лукич беда.

Вместо благих нравоучений

Свободомыслие! Куда?

На каторгу сии ученья

Ведут!

Лука Лукич

Учителей бы всех

Уволить. Только бы волненья

Не начались. Интриги. Смех!

 

Все Ха-ха-ха!

Гордничий

Циц!

 

Вот и Иван Кузьмич, почтмейстер..

Почтмейстер

Наслышан. Как же! Ревизор!

Гордничий

Чтоб в тайне сохранить известье

Над почтою возьми надзор!

Вскрывайте письма, чтоб доносам

Дорогу строго перекрыть.

Чтобы враги под моим носом

Не смели мне могилу рыть!

 

 Те же, Бобчинский и Добчинский, оба входят, запыхавшись.

 

Бобчинский. Чрезвычайное происшествие!

 

Добчинский. Неожиданное известие!

 

Все. Что, что такое?

 

Добчинский. Непредвиденное дело: приходим в гостиницу...

 

Бобчинский (перебивая). Приходим с Петром Ивановичем в гостиницу ...

 

Городничий. Да говорите, ради бога, что такое!

Бобчинский

Я и Петр Иванович,

Добчинский

Нет, я и Петр Иванович.

Вместе

Пришли вам сообщить:

Ходили мы в гостиницу

Добчинский

И я, и он в гостиницу,

Бобчинский

Чтоб семгой закусить.

Городничий

Даговорите толком вы,

Что, где, когда и как!

Бобчинский

Я все скажу,

Добчинский

Нет, я.

Бобчинский

Нет, я.

Добчинский

Дурак.

Бобчинский

Ты сам дурак.

Добчинский

А перед этим я и он

Бобчинский

Вернее, он и я

Вместе на два голоса

От вас, Антон Антонович

Узнали о чиновнике

Узнали о чиновнике

Который к нам инкогнито

Который к нам инкогнито,

Веленьем государевым,

Веленьем государевым,

Изволили прибыть!

Чиновники хором

Да говорите толком вы,

Что, где, когда и как!

Добчинский

Я все скажу,

Бобчинский

Нет, я.

Добчинский

Нет, я.

Бобчинский

Дурак.

Добчинский

Ты сам дурак.

Вместе

Пошли от вас к Коробкину,

Но дома нет его.

Свернули к Ростаковскому-

Нет дома и того.

Потом к Ивану Кузьмичу,

Потом к Кузьме Иванычу,

Потом к Петру Василичу,

Потом к Василь Петровичу

Добчинский

Им все давно известно

Бобчинский

От ключницы Авдотьи

Вместе

Что вы, Антон Антонович

Послали к Почачуеву.

Напрасно оба чуем мы,

Добчинский

Почуял я,

Бобчинский

Нет, я почуял…

Добчинский

Дурак,

Бобчинский

дурак,

Добчинский

Нет, ты дурак!

Городничий

Да говорите толком вы

Где, что, когда и как!

 

Все усаживаются вокруг обоих Петров Ивановичей.

Ну, что, что такое?

Бобчинский.

 

Итак, в гостиницу зашли мы,

Чтоб выпить. Закусить и вдруг

В партикулярном платье мимо

Прошелся некий тип- испуг

Нас встрепенул: не тот ли он есть

Из Петербурга ревизор?

Следит за всеми: кто и что ест,

И строг и алчен его взор!

Городничий

-Кто он, куда, откуда прибыл?

Хор

Кто он, куда, откуда прибыл?

Добчинский

-Из Петербурга – Хлестаков!!

Смотрел на рыбу, будь-то рыбу

Вместе с тарелкой съесть готов.

Бобчинский

Не платит денег. И отсюда

Он ехать, вовсе не спешит.

Ища чего- то бродит всюду

- Он точно! Все внутри дрожит!

 

Городничий

Где он там остановился

Бобчинский и Добчинский вместе на два голоса

В пятом номере.

 

 

 

 

Комната в доме городничего исчезает. Возникает маленькая комната гостиницы. Осип лежит на барской постели.

 

Осип. Черт побери, есть так хочется. Вот не доедем, да и только, домой! Профинтил дорогой денежки, голубчик, теперь сидит и хвост подвернул.

 

Отец исправно деньги шлет,

Но сын его, дурак,

Все проиграет и пропьет,

Потом отдаст за так

Жилет и брюки и лорнет

И, даже, модный фрак,

Купив за - тыщу, за пятак

Купив за - тыщу, за пятак

Отдашь, коль денег нет.

 

Вот барина послал мне Бог.

Ему бы только пыль пущать

В глаза. Ну, кто бы мне помог

Однажды хвастуна унять.

 

“Эй, Осип, пусть несут обед”

Кричит, из лучших блюд.

А как платить – так денег нет.

И вот сидим мы тут

Уж две недели. Нет надежд

Разжиться – вот напасть.

Продать что-либо из одежд,

Но возымел он страсть

К девице шустрой, что с маман

Увидел в церкви –зря

Записку сунул ей в карман

На днях у алтаря.

Теперь ждет, не дождется он

От барышни ответ

И вот беда, в хороший дом

Без фрака ходу нет.

 

А как бы было хорошо

В деревне. Бабу взять,

На печку с нею, да еще,

Пить брагу, хлеб жевать.

 

 

Теперь одна дорога нам-

Под суд, да и в острог,

Коль рассчитаться по долгам

Не изловчиться в срок.

 

Стучится; верно, это он идет.

(Поспешно схватывается с постели.)

Осип и Хлестаков.

 

Хлестаков. (Отдает фуражку и тросточку.) А, опять валялся на кровати?

 

Осип. Да зачем же бы мне валяться?

 

Хлестаков. Врешь, валялся; (бьет, чем попало Осипа)

 

Осип. Зачем мне ваша кровать?

 

Хлестаков (ходит и разнообразно сжимает свои губы; наконец говоритгромким и решительным голосом). Эй, Осип!

 

Осип. Чаго ?

 

Хлестаков (громким, но не столь решительным голосом). Ты ступай туда.

 

Осип. Куда?

 

Хлестаков (голосом вовсе не решительным и не громким, очень близким к просьбе). В буфет... Чтоб принесли обед!

Осип. Я и ходить не хочу.

 

Хлестаков. Как ты смеешь, дурак!

 

Осип. Хозяин сказал, что больше не даст обедать.

 

Хлестаков. Как он смеет не дать?

Осип

Он к городничему пойдет!

Мол, барин твой подлец!

 

Третью неделю здесь живет!

Когда же, наконец

Заплатит деньги он ему-

Мошенник,мол, и плут,

Мол, завтра же его в тюрьму

Урядник отведет!

 

Хлестаков.

А ты, дурак, и рад сейчас

Все это повторять.

Пускай, скажи в последний раз

Велят обед подать.

 

 

 

Осип уходит.

Хлестаков один.

Хлестаков Ужасно как хочется есть! Так немножко прошелся, думал, не пройдет ли аппетит, - нет, черт возьми, не проходит,

Садится к столу и пишет

 

Беда, Тряпичкин, десять дней

Я пассии своей не видел.

Мне не уехать, пока с ней

Я не увижусь. Я обидел

 

Ее запискою своей.

Лорнет уж продал. Только фрак

Удачи шанс в судьбемоей.

Пойду к ней в дом. Зачем? Дурак

 

Влюбиться я в нее посмел?

Отец ее богат, как видно,

Тогда как бедность мой удел,

Несчастья, голод - как обидно!

 

Брошусь к ногам па-па, вскричу:

“Влюблен, а Мари до изумленья.

Жениться я на ней хочу.

Прошу на брак благославленья.”

 

Но беден я и грозно – “Нет!”

Он крикнет в гневе - только в сказках

Не в деньгах счастье, ну и бред!

В реальной жизни ждет фиаско

 

Того, кто не по чину смел,

Не из того состряпан теста.

Отныне шанс мой и удел-

Сундук с похищенной невестой.

Сундук с похищенной невестой.

 

Хлестаков. Это скверно, однако ж, если он совсем ничего не даст есть. Так хочется. Разве из платья что-нибудь пустить в оборот? Штаны, что ли, продать? Нет, уж лучше поголодать.Даже тошнит, как есть хочется!

.

 

Садится к столу и пишет

 

Пишу тебе, Тряпичкин, друг,

Под скрип пера намного легче

Унять влюбленности недуг

И голода, что еще крепче

Разжег мой алчный аппетит

Готов съесть стол. Икону. Свечи.

А говорят, влюбленный сыт

Мечтой о мимолетной встрече.

 

Быть может это не любовь?

Мираж, рассудка помутненье.

От цепких недуга оков

Есть ли в природе избавленье?

 

Снова в доме городничего

 

Городничий. Где же он там живет?

 

Добчинский. В пятом номере, под лестницей.

 

Городничий. И давно он здесь?

 

Добчинский. А недели две уж.

 

Городничий. Две недели! (В сторону.) В эти две недели высечена унтер-офицерская жена! Арестантам не выдавали провизии! На улицах нечистота! Позор! поношенье!

(Хватается за голову. Авось бог вынесет и теперь.(Обращаясь к Бобчинскому.) Вы говорите, он молодой человек?

 

Бобчинский. Молодой!

 

Городничий. Тем лучше: Вы, господа, приготовляйтесь по своей части, а я отправлюсь сам с Петром Ивановичем,

 

Судья, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ и почтмейстер уходят и в дверях сталкиваются с возвращающимся квартальным. Городничий, Бобчинский, Добчинский и квартальный.

 

Городничий (хватаясь за голову). Ну, Петр Иванович, поедем!(принимая шпагу, к квартальному). Пусть каждый возьмет в руки по улице... черт возьми, и вымели бы всю улицу, что идет к трактиру, и вымели бы чисто... Слышишь! Да сказать Держиморде, чтобы не слишком давал воли кулакам своим;

 

Все уходят.

Маленькая комната в гостинице. Постель, стол, чемодан, пустая бутылка, сапоги, платяная щетка и прочее.

 Хлестаков, Осип, потом слуга.

 

Хлестаков. А что?

 

Осип. Несут обед.

 

Хлестаков (прихлопывает в ладоши и слегка подпрыгивает на стуле)Несут! несут! несут!

 

Слуга (с тарелками и салфеткой). Хозяин в последний раз уж дает.

 

Хлестаков. Ну, хозяин, хозяин... Я плевать на твоего хозяина!

Слуга. Суп и жаркое.

 

Хлестаков. Как, только два блюда?

 

Слуга. Только-с.

 

Хлестаков. Вот вздор, какой! я этого не принимаю. Ты скажи ему: Этого мало.

 

Слуга. Нет, хозяин говорит, что еще много.

 

Хлестаков. А соуса почем нет?

 

Слуга. Соуса нет.

 

Хлестаков. Отчего же нет? Я видел сам,

 

Слуга. Да оно-то есть, пожалуй, да нет.

 

Хлестаков. Как нет?

 

Слуга. Да уж нет.

 

Хлестаков. А семга, а рыба, а котлеты?

 

Слуга. Да это для тех, которые почище-с.

 

Хлестаков. Ах ты, дурак!

 

Слуга. Да-с. Они деньги платят.

 

Хлестаков. Я с тобою, дурак, не хочу рассуждать. (Наливает суп и ест.)Что это за суп?

 

Слуга. Мы примем-с.

 

Хлестаков (защищая рукой кушанье). Ну, ну, ну... оставь, дурак! (Ест.) Боже мой, какой суп! (Продолжает есть.) Я думаю, еще ни один человек в мире не едал такого супу: какие-то перья плавают вместо масла. (Режет курицу.) Ай, ай, ай, какая курица! Что это за жаркое? Это не жаркое.

 

Слуга. Да что ж такое?

 

Хлестаков. Это топор, зажаренный вместо говядины. (Ест.) Мошенники, канальи, чем они кормят! И челюсти заболят. Подлецы!

 

Слуга. Нет.

 

Хлестаков. Каналья! подлецы! и даже хотя бы какой-нибудь соус или пирожное. Дерут только с проезжающих.

 

Слуга убирает и уносит тарелки вместе с Осипом.

Хлестаков, потом Осип.

 

Хлестаков. Право, как будто бы и не ел; только что разохотился.

 

Осип (входит). Там зачем-то городничий приехал, и спрашивает о вас.

 

Хлестаков (испугавшись) Трактирщик, успел уже пожаловаться! (Осипу ) Пошел вон, дурак

 

Осип уходит

 

Да я ему прямо скажу: "Как вы смеете, как вы..." (У дверей вертится ручка;

Хлестаков бледнеет и съеживается.

 

Беда! Уж городничий здесь.

Трактирщик, сволочь в каталажку

Хотят меня немедля свесть.

Я, аж, вспотел, представив в красках:

Меня ведут в тюрьму и вдруг,

На встречу мне Мария, Боже!

В глазах ее блеснет испуг

Или презренье! Кто поможет

Кошмар позора избежать?

В окно…! Но высота пугает,

И грех самоубийцей стать

Меня живым быть заставляет.

Одна надежда на авось,

Пришла беда – к другой готовься.

Во мне есть трусость, наглость, злость,

Но храбрости во мне нет вовсе.

 

Хлестаков, городничий и Добчинский. Городничий, вошед, останавливается. Оба в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза.

 

Городничий (немного оправившись и протянув руки по швам). Желаю здравствовать!

 

Хлестаков (кланяется). Мое почтение...

 

Городничий. Извините.

 

Хлестаков. Ничего...

 

Городничий. Обязанность моя, как градоначальника заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений...

 

Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать? Я не виноват... Я, право, заплачу... Мне пришлют из деревни.

 

Бобчинский выглядывает из дверей.

 

Он больше виноват: говядину подает такую твердую, как бревно; а суп - он черт знает, чего плеснул туда. Он меня морит голодом по целым дням... Чай такой странный, воняет рыбой. За что ж я... Вот новость!

 

Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. ... Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

 

Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Да вот я... Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я...

 

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Все узнал, все рассказали проклятые купцы!

 

Хлестаков (храбрясь). Не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы?

 

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие... не сделайте несчастным человека.

 

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот еще? мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!

 

Бобчинский выглядывает в дверь и в испуге прячется.

 

Нет, благодарю покорно, не хочу.

 

Городничий (дрожа). По неопытности, ей-богу по неопытности. Казенного жалованья не хватает

 

Хлестаков. Я заплачу, заплачу деньги,

но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.

 

Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! . (Вслух.) Если вы точно имеет нужду в деньгах или в чем другом, то я готов служить свою минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.

 

Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.

 

Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, не трудитесь считать.

 

Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю. Я вам тотчас пришлю их из деревни... у меня это вдруг...

 

Городничий (в сторону). Ну, слава богу! деньги взял. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул.

 

Хлестаков. Эй, Осип!

 

Осип входит.

 

Позови сюда трактирного слугу! Сделайте милость, садитесь. Я уж думал, что вы пришли с тем, чтобы меня... (Добчинскому.) Садитесь.

 

Городничий и Добчинский садятся. Бобчинский выглядывает в дверь и прислушивается.

 

Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, зашли нарочно в гостиницу, - и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство.

 

Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить.

 

Городничий (в сторону). Да, рассказывай, не знал, чем заплатить?

(Вслух.) Куда и в какие места ехать изволите?

 

Хлестаков. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню. Батюшка меня требует. Рассердился старик, что до сих пор ничего не выслужил в Петербурге.

 

Городничий (в сторону). Прошу посмотреть, какие пули отливает! И старика отца приплел! (Вслух.) И на долгое время изволите ехать?

 

Хлестаков. Право, не знаю. Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга.

 

Городничий (в сторону). Славно завязал узелок! Врет, врет - и нигде не оборвется! Проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать! (Вслух.Окидывает глазамикомнату.) Кажется, эта комната несколько сыра?

 

Хлестаков. И клопы такие, как собаки кусают.

 

Городничий.. Осмелюсь ли просить вас... но нет, я недостоин.

 

Хлестаков. А что?

 

Городничий. Нет, нет, недостоин, недостоин!

 

Хлестаков. Да что ж такое?

 

Городничий. Я бы дерзнул... У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная... Не рассердитесь - ей-богу, от простоты души предложил.

 

Хлестаков. Напротив, Мне гораздо приятнее в приватном доме, чем в этом кабаке.

 

Городничий. А уж я так буду рад! А уж как жена обрадуется!

Хлестаков. Покорно благодарю. Я сам тоже - я не люблю людей двуличных. Мне очень нравятся ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье.

 

Те же и трактирный слуга, сопровождаемый Осипом. Бобчинский

выглядывает в дверь.

 

Слуга. Изволили спрашивать?

 

Хлестаков. Да; подай счет.

 

Слуга. Я уж давеча подал вам другой счет.

 

Городничий. Да вы не извольте беспокоиться, (Слуге.) Пошел вон, тебе пришлют.

 

Хлестаков. В самом деле, и то правда. (Прячет деньги.)

 

Слуга уходит. В дверь выглядывает Бобчинский.

Городничий, Хлестаков, Добчинский.

 

Городничий. Не угодно ли будет вам осмотреть теперь некоторые заведения в нашем городе, как-то - богоугодные?

 

Хлестаков. Извольте, извольте.

 

Городничий. Потом, если пожелаете посетить острог и городские тюрьмы -

Хлестаков. Да зачем же тюрьмы? Уж лучше мы обсмотрим богоугодные заведения.

 

Городничий (тихо, Добчинскому). Слушайте: вы побегите, и снесите записку моей жене. (Хлестакову)Осмелюсь ли я попросить позволения написать в вашем присутствии одну строчку жене?

 

Хлестаков. Да зачем же?.. А впрочем, тут и чернила есть

 

Городничий. (Пишет и в то же время говорит про себя.) Только бы мне узнать, в какой мере нужно его опасаться.(Написавши, отдает Добчинскому, который подходит к двери, но в это времядверь обрывается, и подслушивавший с другой стороны Бобчинский летит вместе с ней на сцену. Все издают восклицания. Бобчинский подымается.)

 

Хлестаков. Что? Не ушиблись ли вы где-нибудь?

 

Бобчинский. Ничего, ничего-с, без всякого-с, только сверх носа небольшая нашлепка!

Городничий (делая Бобчинскому укорительный знак, Хлестакову). Это-с ничего. Прошу покорнейше, пожалуйте! (Пропускает вперед Хлестакова и следует заним)

 

Занавес опускается. Занавес поднимается Комната в доме городничего.

Анна Андреевна и Марья Антоновна стоят у окна ,

Те же и Добчинский

 

Анна Андреевна. Ну, не совестно ли вам?

 

Добчинский. Антон Антонович прислал вам записочку.

 

Анна Андреевна. Ну, да кто он такой? генерал?

 

Добчинский. Нет, не генерал, а не уступит генералу.

 

Анна Андреевна. Ну, расскажите: что и как?

 

Добчинский. Да, слава богу, все благополучно.

Анна Андреевна. Расскажите, каков он собою? Молод?

 

Добчинский. Лет двадцати трех. Вот и записка вам..

 

Анна Андреевна. (Читают по очереди. Выхватывая письмо из рук друг друга)

 

Ах! Душенька моя! Скорей!

Апартамент готовь для гостя,

Что рядом с комнатой твоей

Марья Антоновна

И дочери. Персидский бросьте

Ковер ему, чтоб тихо спал.

Добчинский

Коли проснется – развлеките

По женской части.

Анна Андреевна

Напугал

Он всех нас! Вы принарядитесь

С Марией,

Добчинский

он хоть ревизор,

Но молод и красив.

Марья Антоновна

Быть может

Смягчить его нам Бог поможет

Дочурки нашей томный взор.

Вместе

В богоугодном заведенье

Я напою его дотла,

Пока улажу все дела

Пусть спит в блаженном упоенье.

 

Добчинский. Ну, Анна Андреевна, я побегу

 

 Анна Андреевна. Ступайте, ступайте!

 

Анна Андреевна и Марья Антоновна.

 

Анна Андреевна. Ну, Машенька, нам нужно теперь заняться туалетом. Он столичная штучка: боже сохрани, чтобы чего-нибудь не осмеял.

(Уходят)

Квартальные отворяют обе половинки дверей. Входит Хлестаков: за ним городничий, далее попечитель богоугодных заведений,смотритель училищ, Добчинский и Бобчинский с пластырем на носу. .

 

Музномер-пантомима

 

Подгулявший Хлестаков весел, пьет, танцует и ему подтанцовывают попечитель городничий и Бобчинский с Добчинским. Весело шумно

 

Хлестаков. Хорошие заведения. Мне нравится, что у вас показывают проезжающим все в городе.

 

Ах, как был прекрасен завтрак!

Кажется, я объелся!

Я очень доволен так как

Чуть- чуть не разболелся

Живот мой от вкусной рыбы

И от Мадеры пьяной...

Чиновники

-Снесем, коль прикажут глыбы

Ради отчизны рьяно!

Хлестаков

Мы, кажется, пили в больнице?

Земляника

Так точно! Больные как мухи

Поправились - орден в петлицу

Назначьте за рвенье и муки.

Хлестаков

-Назначим, извольте, А как тут

У вас с развлеченьями дело?

В картишки играете?

Городничий(в испуге)

Нету

Для карт нам досуга - всецело,

И днем мы и ночью на службе!

В молитвах одних утешенье.

А радость в семействе и в дружбе

С начальством - вот все развлеченья!

 

Артемий Филиппович (в сторону). Эка, бездельник, как расписывает!

 

Хлестаков. Однако же... Иногда очень заманчиво поиграть.

 

 Те же, Анна Андреевна и Марья Антоновна.

 

Городничий. Осмелюсь представить семейство мое: жена и

дочь.

 

Хлестаков видит Марию в доме городничего на фоне «Стоп –кадра» как художественного приема, подчеркивающего все узловые моменты сюжета.

 

О, Господи! Мария! Мать

Ее, или мне это снится?

Что делать? Буду дальше врать.

Авось, все позже разъяснится.

 

Меня узнала или нет?

Конечно, нет! В церковном мраке

Взяла записку и… в корсет!

Я был в плаще – теперь во фраке

 

 

Хлестаков (раскланиваясь).

 

Ах, как я счастлив, видеть вас!

Анна Андреевна

В восторге я, и дочь моя!

Такие люди среди нас

Такая редкость…

Хлестаков

Чтовы, я

Намного больше изумлен

В такой глуши такой цветник!

Я поражен! Я весь в сметеньи,

И чувств фонтан во мне возник.

Анна Андреевна

Таких изящных комплиментов

Не слышали ни дочь, ни я…

Хлестаков

Поверьте, с этого момента

В ваших руках судьба моя.

Хоть я всего лишь писарь мелкий….

Городничий

Ну и пули отливает!

Хор

Ну и пули отливает!

 

Хлестаков

Могу сказать - начальник мой

Нередко спросит: на недельке,

Не пообедаешь со мной?

 

На две минуты в департамент

Я загляну в средине дня.

Что! Как! Скажу, хоть и регламент

Не существует для меня!

 

А там писец с крысиной мордой

По департаменту указ

Строчит, ведь я порядок твердый

Везде налаживать горазд!

 

Взбегу к себе я на четвертый

Этаж, ах да на бельэтаж!

Я там живу! Забыл все к черту!

А там уж канцлер ждет: уважь!

Кричит в слезах! Мол, погибаю!

С утра к царю нести доклад,

А я о чем писать не знаю!

Ты напиши-изволь! Я рад!

 

Обращаясь к присутствующим

 

Что ж вы стоите, господа?

 

Все Чин такой, что еще можно постоять.

 

Хлестаков. Без чинов, прошу садиться. (никто не решается сесть)

 

Марья Антоновна

Вы пишите?

Хлестаков

Так, ради шутки!

Сам Пушкин мне давно знаком.

ВСЕ

Сам Пушкин

Хлестаков

Спрошу его: «Ну, что , брат Пушкин?”

“Да так вот все” ответит он.

 

И я в журналы помещаю

То водевиль, то фельетон.

Хорошеньких артисток знаю!

Одной был даже увлечен.

Марья Антоновна

Ах, увлечен!

Хлестаков

Супруга обер- прокурора

В меня как кошка влюблена!

Ревнивец-муж затеял ссору-

Дуэль была запрещена

Самим царем. Все в свете знают

Я муху влет со ста шагов

Из пистолета расшибаю,

Сейчас палить по ним готов!

 

(Срывает со стены пистолеты и стреляет в воображаемую муху)

Городничий и прочие с робостью встают со своих стульев.

Городничий и прочие трясутся от страха. Хлестаков горячится еще сильнее.

 

О! я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. Меня самгосударственный совет боится. Да что, в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: "Я сам себя знаю, сам." Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш...

(Поскальзывается и чуть-чуть не шлепается на пол, но с почтением поддерживается чиновниками.)

 

Городничий (подходя и трясясь всем телом, силится выговорить). А

ва-ва-ва... ва...

 

Хлестаков (быстрым, отрывистым голосом). Что такое?

 

Городничий. А ва-ва-ва... ва...

 

Хлестаков (таким же голосом). Не разберу ничего, все вздор.

 

Городничий. Ва-ва-ва... шество, превосходительство, не прикажете ли отдохнуть?.. вот и комната, и все что нужно.

 

Хлестаков. Вздор - отдохнуть. Извольте, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош... Я доволен, я доволен. (Входит в боковую комнату, за ним городничий.)

 

 Те же, кроме Хлестакова и городничего.

 

Бобчинский

В каких же он чинах?

Добчинский.

Уж точно генерал!

 

Оба уходят.

 

Анна Андреевна

Каков красавец!

Марья Антоновна

Ах!

Артемий Филиппович (Луке Лукичу)

Что с пьяна, не соврешь?

Пусть хоть на половину

Соврал, но хош, не хош –

Высокого он чина!

Лука Лукич

Уж точно генерал!

И норова крутого!

 

Оба уходят.

 

 

Анна Андреевна.

Отчаян и удал!

Тебе б в мужья такого!

 

Марья Антоновна.

Такой любовник вам

Уже давненько снится!

Анна Андреевна.

Вот, я тебе задам!

Бесстыжая блудница!

 

Те же и городничий.

 

 

Городничий. И не рад, что напоил. Чш... ш...

Что с пьяна, не соврешь?

Пусть хоть на половину

Соврал, но хош, не хош –

Высокого он чина!

Уж точно генерал!

И норова крутого!

 

До сих пор не могу очнуться от страха.

Те же и Осип. Все бегут к нему навстречу, кивая пальцами.

 

Анна Андреевна. Подойди сюда, любезный!

 

Городничий. Чш!.. что? что? спит?

 

Осип. Нет еще.

Анна Андреевна.

К твоему барину, много ездит графов и князей?

 

Осип Да, бывают и графы.

 

Городничий. Ну что, друг, как твой барин?.. строг?

 

Осип. Да, порядок любит.

 

Городничий Здесь вот тебе пара целковиков на чай.

 

Осип (принимая деньги.) А покорнейше благодарю,

 

 

Анна Андреевна. Приходи, Осип, ко мне, тоже получишь.

 

Марья Антоновна. Осип, душенька, поцелуй своего барина!

 

Слышен из другой комнаты небольшой кашель Хлестакова.

 

 

(Анна Андреевна и Марья Антоновна уходят)

 Те же, Держиморда и Свистунов.

 

Городничий. Чш! экие косолапые медведи -

 

Держиморда. Был по приказанию...

 

Городничий. Чш! (Закрывает ему рот.) (К Осипу.) Ты ступай приготовляй там, что нужно для барина.

 

Осип уходит.

 

Городничий. А вы - стоять на крыльце, и ни с места! И никого не пускать(Показывает ногою.Уходит на цыпочках вслед за квартальными.)

Появляются Хлестаков и Осип

Хлестаков Ну, что, рожа деревенская видишь как меня здесь принимают?

Осип Не к добру это ,барин.

Хлестаков В какой комнате барыня молодая?

Осип В той…

Хлестаков Ступай…

 

Осип уходит. Хлестаков стучится в дверь. Стремительно выбегает Маша.

 

Хлестаков:

Мари! Я знаю все о вас!

Марья Антоновна

-Ужели все?

Хлестаков

-Мари, не смейтесь!

Есть тот, что ради ваших глаз

Готов на все и не надейтесь

Укрыться от его любви,

Ни монастырь и не засовы

Вас не спасут, он на крови

Поклялся что…

Марья Антоновна

-О, боже! Кто вы?

Не тот ли, что прислал письмо

В котором звал бежать с ним что бы

Венчаться тайно! Вы нахал,

Мошенник самой высшей пробы.

Все говорят – вы ревизор!

Вам не откажут. Вас боятся.

Не лучше ли чем этот вздор

Во всем папа с маман признаться?

Хлестаков

Я! Ревизор? А, в прочем, да!

Я и забыл совсем. Конечно!

В моих чинах не ерунда

Служебный долг нести беспечно.

Что скажет государь, узнав,

Что я вместо забот по службе

Затеял с городничим дружбу.

Дочурку в жены взял…

Марья Антоновна

- ты прав!

Бегу! Другого нет пути!

С кем? – неизвестно- разозлится

Папа…

Хлестаков

-Смогу ему найти

Я должность важную в столице.

Подробности обсудим мы!

Явлюсь, мне б только дверь не спутать.

Чтоб в неге полуночной тьмы

Казались вечностью минуты

 

Долгий поцелуй. Скрываются в своих комнатах. Сцена некоторое время пуста

 

Появляется Анна Андреевна

 

О чем они тут ворковали?

Мечтает здесь столичный франт

Под моим носом, не едва ли,

Как вытянуть любовный фант!

 

Не рано ли девице Маше

Спешить в ночное рандеву?

Бедняжка, Маша - вся в мамашу,

Скромна лишь с виду – наяву,

Сможет, как я в одно мгновенье

Нескромный завести роман

С заезжей штучкой - развлеченья

Так к стати для уездных дам.

 

О чем с Марией толковали

Известно мне, столичный франт.

Не выйдет! Не на ту напали!

Будет моим счастливый фант!

 

Занавес

 

 

Часть вторая

 

 Полноч. Хлестаков со свечей в руках ищет в полутьме комнату Маши, но кто – то вдруг хватает его ... и наступает полное затмение… Слышны неясные возгласы...

 

Чуть позже появляется Маша. Зовет. Стучась в дверь

 

Марья Антоновна Иван Александрович! Вы спите? Спит? Ах...

 

В Париже счастье ждет меня

Театры! Музыка и танцы .

Бежим скорее, даже дня

Не в силах ждать, другого шанса

Судьба не даст, пусть в эту ночь

Ликует праздник безрассудства

-Благословите свою дочь,

Благословите свою дочь,

Благословите свою дочь,

Жертву любви, но не распутства!

 

Марья Антоновна Иван Александрович! Вы спите? Спит! Ах... Уходит

 

 Полдень. Хлестаков выходит с заспанными глазами.

 

Хлестаков Кажется, они вчера мне подсунули чего-то за завтраком: в голове до сих пор стучит. А мне, право, нравится, такая жизнь. (Вдруг в ужасе вскрикнул)А!!! Вспомнил! О, господи. Надо обо всем написать Тряпичкину, а то позабуду! Где письмо. Которое я начал было писать? А вот оно...

 

Звучим тема страсти Хлестакова. Хлестаков садится к столу и пишет, но в друг задумался. В воображении Хлестакова возникает вчерашняя ночь. Свет меркнет.

Хлестаков

Тряпичкин, друг мой, если есть

Меня грешней на свете грешник-

Я удивлюсь, поскольку здесь

Я словно дьявола приспешник.

 

Свет меркнет. Хлестаков как вчера ночью со свечей в руках ищет комнату Мари Антоновны.

 

Шел на свидание к Мари,

Блудя в кромешной тьме по дому.

Шепчу у двери – отвори...

 

Дверь отворяется под звуки таинственной музыки

 

Дверь отворилась и...

 

Маша в ночной рубашке обнимает его. Возникает пантомима любви и страсти среди огромных движущихся подушек, пуфиков, матрацев и одеял (Движущиеся декорации –куклы на фоне черного кабинета). Затем, Маша и Хлестаков, утопают в подушках.

 

Хлестаков (Высовывая голову из - под одной из подушек)

...истому

Любви, кипящую во мне

Излил я в страстных поцелуях.

Войдя в экстаз, словно в огне

Пылал бесстыдством торжествуя.

Я таял в ней – она во мне,

Не в силах сдерживать восторга.

Потом забылся в сладком сне,

Как мученик любовных оргий.

 

Исчезает в подушках. Затем снова появляется…

 

Мне снилось: шли с Марией мы

 

Возникает некий дуэт Хлестакова с вокализом Марии на фоне церковного хорала.

 

Под пенье хора к алтарю.

Мария

А-а-а-а…

Хлестаков

Церковных ладанов дымы

Парят над нами. Говорю

Ей, чуть дыша, моя Мари,

Мария, я тебя люблю…

Мария, я тебя люблю…

Мария, я тебя люблю…

Мария, я тебя люблю…

 

Вдруг крик

 

Мария, она же Анна Андреевна, а это была именно она, и Хлестаков только сейчас понял, что обознался, избивая всем, что попало под руку кричит...

 

Анна Андреевна

«А ну-ка. Повтори!

Шельмец, пройдоха. Истреблю

За хамство, наглость! Подлый тать!

Кому любовь я отдала?!»

Хлестаков (едва успевая увертываться от ударов Анны Андреевны)

Проснулся! Ужас! Ее мать

Со мной всю эту ночь была.

Анна Андреевна (не прекращая наносить удары подушкой)

Пройдоха!!

Хлестаков (Уворачиваясь от тумаков Анны Андреевны)

Смекнул я быстро - на меня

Судьба работает сейчас.

Анна Андреевна (не прекращая наносить удары )

Шельмец!

Хлестаков

Маман во всем признался я.

Не ревизор я! Без прикрас

Анна Андреевна(не прекращая наносить удары )

Наглец!

Хлестаков

О своих бедах рассказал,

Что этой ночью к Маше шел,

Анна Андреевна (не прекращая наносить удары)

Шельмец!

Хлестаков

Но вот в потемках заплутал,

И, к “счастью” не в ту дверь вошел.

Анна Андреевна (не прекращая наносить удары )

Пройдоха!

Хлестаков

Что буду помнить эту ночь

Теперь до самого конца.

Анна Андреевна(не прекращая наносить удары )

Истреблю!

Хлестаков

И буду счастлив. Коли дочь

Отдаст она за подлеца,

 

Анна Андреевна замирает в стоп –кадре с поднятой подушкой в руках

 

Хлестаков

Который тайну сохранить

Не сможет если ей взбредет

На ум любовь их погубить,

Чтоб денег дали им, но вот

Стучатся в дверь – я под кровать

.

Громкий стук в дверь. Хлестаков прячется в подушках и одеялах. Вбегает плачущая Маша, и падает на грудь матери.

Мари Антоновна

Маман, МаманОн негодяй!

Хлестаков (высовываясь из под подушек)

Кричала вся в слезах она…

Мари Антоновна

Хотелось мне счастливой стать!

Он про Париж мне сладко пел

Просил ему женою стать!

Он обмануть меня хотел!

Я на замки закрыла дверь,

Но поняла, что влюблена

В прохвоста. Что же мне теперь

С любовью делать? В монастырь,

Иль все же лучше под венец?

Хлестаков (из -под одеяла)

И обе нюхать нашатырь

Взялись, решивши, наконец:

Анна Андреевна

Я на себя возьму папа,

Дам денег. А венчаться вам

В сельце Недальнем у попа...

 

Мари Антоновна

Ах! Как люблю я вас, маман!

Анна Андреевна (плача, но, не забывая при этом сильно пнуть ногой по подушке, за которой прячется Хлестаков)

Иди к себе, дитя. Поплачь!

Да соберись в неблизкий путь...

Мари Антоновна. Поцеловав мать, и не забыв, украдкой пнуть Хлестакова под одеялом убегает вся в слезах.

Анна Андреевна (дождавшись, когда за дочерью закроется дверь Хлестакову)

Вставай, мерзавец, твой палач

Отныне я! Не улизнуть

От моих ласк тебе до гроба.

Ты будешь, благодарен мне,

Даря любовь моей утробе,

И верность, сохранив жене!

Хлестаков (Уворачиваясь от ударов Анна Андреевны)

 

Ушла Мария, ну а я

До позднего утра не смел

Уйти, маман благодаря,

Сказавшись всем, что приболел.

 

Обессиленная Анна Андреевна замирает в объятьях Хлестакова Полное затмение. Затеи снова яркий свет. Входит Аммос Федорович Ляпкин – Тяпин, затем Хлестаков.

 

Аммос Федорович (входя и останавливаясь, про себя.) Боже, боже! Вынеси благополучно. (Вслух,появившемуся Хлестакову, вытянувшись и придерживаярукой шпагу.) Имею честь представиться: судья здешнего уездного суда, коллежский асессор Ляпкин-Тяпкин.

 

14Хлестаков

Прошу садиться, вы судья?

 

Ляпкин - Тяпкин

Судья, так точно, Ляпкин –Тяпкин.

 

Хлестаков

А что в руке?

 

Ляпкин – Тяпкин

Так, пользы для, немного денег

 

Хлестаков

-Ляпкин –Тяпкин!

С деньгами жизнь так хороша!

 

Ляпкин - Тяпкин(про себя)

-Не далеко уж до тюрьмы,

От страха съежилась душа.

 

Хлестаков

-Отдайте деньги мне, взаймы.

 

Ляпкин - Тяпкин

Пожалуйста, сочту за честь,

 

Хлестаков

-Поиздержался я в дороге.

 

Ляпкин - Тяпкин

Быть может, приказанья есть

По моей части?

 

Хлестаков

-Нету! С богом!

 

Ляпкин - Тяпкин

Ну, город наш! – вот повезло!

И будто на голову снег

Свалилась радость – пронесло!

(Уходит)

Хлестаков

-Судья хороший человек.

 

 Хлестаков и почтмейстер, входит вытянувшись, в мундире, придерживая шпагу.

 

Почтмейстер. Имею честь представиться: почтмейстер, надворный советник Шпекин.

 

Хлестаков

Мне нравится ваш городок.

А вы начальник почты здешней?

 

Почтмейстер

Так точно... он совсем не строг.

 

Хлестаков

Могли бы вы. Взаймы, конечно

Рублей так триста денег дать.

 

Почтмейстер

Сочту за счастье. Вот извольте...

Хотите что-то приказать

По моей части?

 

Хлестаков

-Нет! Увольте.Все хорошо.

 

Почтмейстер

-Стараться рад,

Предан отечеству на век,

Не ради славы и наград…

(Почтмейстер раскланивается и уходит.)

Хлестаков

-Почтмейстер славный человек!

 

 

 

 Хлестаков и Лука Лукич,

 

Лука Лукич (вытягиваясь не без трепета.) Имею честь представиться: смотритель училищ, титулярный советник Хлопов.

 

Хлестаков. А, милости просим! Не хотите ли сигарку?

(Подает ему сигару. Лука Лукич не решается взять ее)

Хлестаков. Вы, как я вижу, не охотник до сигарок. А я признаюсь: это моя слабость. Вот еще насчет женского полу, никак не могу быть равнодушен.

Хлестаков

Прошу, как можно откровенней

Сказать блондинкам иль брюнеткам

Вы отдаете предпочтенье?

Лука Лукич

Ах, сердце, словно птица в клетке

От страха бьется. Вот беда!

Хлестаков

Загвоздку сделала вам в чувствах

Скажите, ведь блондинка, да?

Лука Лукич

Не гневайтесь, я слаб в искусствах

Сердца девичьи обольщать.

Хлестаков

А не могли бы вы мне дать

Взаймы три сотни, издержаться

Пришлось в дороге…

Лука Лукич

-Рад стараться...

Хлестаков

Покорнейше благодарю

Лука Лукич

Не смею доле беспокоить.

Служебным рвением горю,

Усердие готов утроить.

 

Хлестаков. Прощайте братец!

 

Лука Лукич

 

Рад стараться! (летит вон почти бегом и говорит в сторону.) Пронесло!

До нужника б скорей добраться!

 

 Хлестаков и Артемий Филиппович, вытянувшись и придерживая шпагу.

 

Артемий Филиппович. Имею честь представиться: попечитель богоугодных заведений, надворный советник Земляника.

(Большая пауза)

Артемий Филиппович. Не смея беспокоить своим присутствием, отнимать время, определенного на священные обязанности... (Раскланивается с тем,чтобы уйти.)

 

17Хлестаков

Совсем забыл. Вы, Земляника,

Четыреста рублей взаймы

Могли бы дать мне...

Земляника

  • с превеликим

почтением готовы мы…

Служить царю, отчизне, делу,

Вот, получите

Хлестаков

  • очень рад.

Вы, Земляника, скажу смело,

Достойны всяческих наград.

 

Земляника (убегая, бормочет на ходу)

Для храбрости напрасно пиво

Я пил в трактире! Уцелел,

Кажись! ... Чертям на диво

Подштанник левый отсырел!

 

 Хлестаков, Бобчинский и Добчинский.

 

Доючинский и Бобчинский вместе нараспев в два голоса

Разрешите представиться…

 

Хлестаков. Я рад...(строго) Денег нет у вас?

 

Бобчинский. Денег? как денег?

 

Хлестаков (громко и скоро). Взаймы рублей тысячу.

 

Бобчинский. Такой суммы, ей-богу, нет. А нет ли у вас, Петр Иванович?

 

Добчинский. При мне-с не имеется, потому что деньги мои, если изволите знать, положены в приказ общественного призрения.

 

Хлестаков. Да, ну если тысячи нет, так рублей сто.

 

Бобчинский (шаря в карманах). У вас, Петр Иванович, нет ста рублей? Уменя всего сорок ассигнациями.

 

Добчинский. (смотря в бумажник.) Двадцать пять рублей всего.

 

Бобчинский. У вас там, в кармане-то с правой стороны прореха.

 

Добчинский. И в прорехе нет.

 

Хлестаков. Хорошо, пусть будет шестьдесят пять рублей. Это все равно. (Принимает деньги.)

 

18Бобчинский и Добчинский вместе, в двуголосном хорале. Имеем нижайшую просьбу.

 

Хлестаков. А что, о чем?

 

Вместе, хорал- а,копелла Просим вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, живут в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский и Петр Иванович Дочинский.

 

Хлестаков. Очень хорошо.

 

А,копелла вместе. Да если этак и государю придется, то скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское величество, в таком-то городе живут Петр Иванович Бобчинский и Петр Иванович Добчинский.

Хлестаков. (Аплодируя)Очень хорошо.

 

Добчинский и Бобчинский вместе на два голса Извините, что так утрудили вас своим присутствием.

 

Хлестаков. Ничего, ничего! Мне очень приятно. (Выпроваживает их.)

 

 Хлестаков один.

 

Экое дурачье! Напишу-ка я обо всем в Петербург к Тряпичкину: он пописывает статейки -пусть-ка он их общелкает хорошенько. Эй, Осип, подай мне бумагу и чернила!

 Хлестаков и Осип с чернилами и бумагою.

 

Хлестаков. Ну что, видишь, дурак, как меня угощают и принимают? (отдает Осипу листы бумаги) Сожги это...

Осип

Может что важное? Потом хватитесь…

Хлестаков

Письмо Тряпичкину. Сожги!Напишу ему другое. А уж Тряпичкину, точно, если кто попадет на зубок, - берегись. Машенька хороша! Но маменька ее какова.. …я вам доложу…

 

(Начинает писать.)

 

Осип. Только знаете что, Иван Александрович?

 

Хлестаков (пишет). А что?

 

Осип. Уезжайте отсюда.

 

Хлестаков (пишет). Вот вздор! Зачем?

 

Осип. Да так. Погуляли - ну и довольно.

Хлестаков (пишет). Нет, мне еще хочется пожить здесь.

 

Осип. Ей-богу, поедем, Иван Александрович!

 

Хлестаков (пишет). Черт с ним! Едем!От греха подпльше! Отнеси только это письмо; пожалуй, и подорожную возьми. Да, смотри, чтоб лошади хорошие были! (Продолжает писать.) Воображаю, Тряпичкин умрет со смеху...

Осип приносит свечу. Хлестаков печатает. В это время слышен голос

Держиморды: "Куда лезешь, борода? Говорят тебе, никого не велено пускать".

 

(Дает Осипу письмо.) Отнеси.(Осип уходит.)

 

Неожиданно начинается шум. Грохот. Крики. Хлестаков трясется в испуге. Вваливает толпа купцов, и ставят на пол огромный сундук.

 

Хлестаков. А что вам угодно?

 

Купцы. Обижательство терпим.

 

Хлестаков. От кого?

 

19 Один из купцов, как дъячек в церкви поет, причитая на фоне тяжелых хоровых (хор купцов) педалей

От городничего здешнего. Такие обиды чинит,

Хор

А-а-а..

Один из купцов

Схватит за бороду, говорит: "Ах ты, татарин!" Ему всего мало! Придет в лавку и, что ни попадет, все берет.

Хор

А-а-а…

Хлестаков.(поет, подражая купцам) Ах, какой мошенник! Да за это просто в Сибирь.

 

Купцы. Вот гостинцы наши! (показывают на сундук)

 

Хлестаков. Я не беру совсем никаких взяток. Вот если бы вы, предложили мне рублей пятьсот...

 

Купцы. Изволь, отец наш! (Вынимают деньги.) Возьми

 

Хлестаков. Извольте: взаймы - я возьму, и сундук пригодится!

 

Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство.

Хлестаков. Непременно, непременно! Я постараюсь.

 

Купцы уходят. Входить Анна Андреевна

 

 Хлестаков (Бросается на колени, нагло обнимая за...) Сударыня, вы видите, я сгораю от любви.

 

Анна Андреевна.(Не замечая нескромных лобзаний) Ах, встаньте, встаньте! здесь пол совсем нечист.

 

Хлестаков (продолжая пальпировать овальный предмет женского силуэта, расположенный чуть ниже талии) Нет! Я хочу знать, что такое мне суждено: жизнь или смерть.

 

Анна Андреевна. Если не ошибаюсь, вы делаете декларацию насчет моей дочери?

 

Хлестаков Нет, я влюблен в вас. Жизнь моя на волоске. Если вы не увенчаете постоянную любовь мою, то я недостоин земного существования. С пламенем в груди прошу руки вашей.

 

Анна Андреевна. Но я в некотором роде... я замужем.

 

Хлестаков Это ничего! Для любви нет различия;

 

 Те же и Марья Антоновна, вдруг вбегает.

 

Марья Антоновна. Маменька, папенька сказал, чтобы вы... (Увидя Хлестакова на коленях, вскрикивает в ужасе) Ах, какой пассаж!

 

Анна Андреевна.(вырывась из рук Хлестакова) Ну что ты? к чему? зачем? Вдруг вбежала, как угорелая кошка. Ну что ты нашла такого удивительного.

 

Марья Антоновна (сквозь слезы). Я, право, маменька, не знала...

 

Анна Андреевна. У тебя вечно какой-то сквозной ветер в голове;

 

Хлестаков (схватывая за руку дочь). Анна Андреевна, не противьтесь нашему благополучию, благословите постоянную любовь!

Решите: жизнь или смерть?

 

Анна Андреевна. Ну, вот видишь, дура: из-за тебя, этакой дряни, гость изволил стоять на коленях; ты не достойна такого счастия.

 

Марья Антоновна. Не буду, маменька. Не буду.

Те же и городничий впопыхах.

 

Городничий. Ваше превосходительство! не погубите!

 

Хлестаков. Что с вами?

 

Городничий. Там купцы жаловались вашему превосходительству.

Анна Андреевна. Знаешь ли ты, какой чести удостаивает нас Иван Александрович? Он просит руки нашей дочери.

 

Городничий. Рехнулась, матушка! Ваше превосходительство: она немного с придурью.

 

Хлестаков. Да, я точно прошу руки. Я влюблен.

 

Городничий. Не могу верить, ваше превосходительство!

 

Хлестаков. Я, не шутя вам говорю... Я могу от любви свихнуть с ума.

 

Городничий. Не смею верить.

 

Хлестаков. Да, если вы не согласитесь отдать руки Марьи Антоновны, то я черт знает что готов...

 

Городничий. Изволите шутить, ваше превосходительство!

 

Анна Андреевна. Ах, чурбан, в самом деле!

 

Городничий. Не могу верить.

 

Хлестаков. Отдайте, отдайте! Я отчаянный человек, я решусь на все: когда застрелюсь, вас под суд отдадут.

 

Городничий. Не извольте гневаться! Извольте поступать так, как вашей милости угодно! Я и сам не знаю, что делается.

 

Анна Андреевна. Ну, благословляй!

 

Хлестаков подходит с Марьей Антоновной.

 

Городничий. Да благословит вас бог, а я не виноват.

 

Хлестаков целуется с Марьей Антоновной. Городничий смотрит на них.

 

Что за черт! в самом деле! (Протирает глаза.) Целуются! Ах, батюшки, целуются! Точно жених! (Вскрикивает, подпрыгивая от радости.) Ай, Антон!Ай, Антон! Ай,городничий! Вона, как дело-то пошло!

 

 Те же и Осип.

 

Осип. Лошади готовы.

 

Хлестаков. А, хорошо... я сейчас.

Осип уходит

 

Городничий. Как-с? Изволите ехать?

 

Хлестаков. Да, еду. Вот и сундук мой дорожный...

 

Городничий. А когда же, то есть... насчет, свадьбы?

 

Хлестаков. А это... на один день к дяде - богатый старик; а завтра же и назад.

 

Городничий. Не смеем никак удерживать.

 

Хлестаков. Прощайте, любовь моя... нет, просто не могу выразить! Прощайте, душенька! (Целует ее ручку.)

 

Городничий. Да не нужно ли вам в дорогу чего-нибудь? Вы изволили, кажется, нуждаться в деньгах?

 

Хлестаков. О нет, к чему это? (Немного подумав.) А впрочем, пожалуй.

 

Городничий. Сколько угодно вам?

 

Хлестаков. Так, пожалуй, и теперь столько же, чтобы уже ровно было восемьсот.

 

Городничий. Сейчас! (Вынимает из бумажника.) прямо так на перекладной и едете?

Хлестаков. Да, я привык уж так.

Голос ямщика. Тпр...

 

Городничий. Так, по крайней мере, чем-нибудь застлать,

Авдотья! ступай в кладовую, вынь ковер самый лучший - персидский. Скорей!

 

Голос ямщика. Тпр...

 

Голоса Осипа. А, это ковер? давай его сюда, Теперь

давай-ка с этой стороны сена.

 

Голос ямщика. Тпр...

 

Хлестаков. Прощайте, Антон Антонович! Очень обязан за ваше гостеприимство. Прощайте, Анна Андреевна! Прощайте, моя душенька МарьяАнтоновна!

 

Анна Андреевна

Идем Антоша. Пусть молодые простятся

 

Городничий

И верно душенька.

 

Хлестаков (Открывает сундук. Выкидывает из него подарки купечества. Марье антоновне) Ну Машенька. С богом!

 

Марья Антоновна ложится в сундук. Но перед этим сильно бьет Хлестакова по щеке

За что, любовь моя

 

Марья Антоновна (закрывая за собой крышку) ... За все!

Появляются Мишка и Осип. Уносят сундук

Хлестаков Да, не трясите вы – увальни!

 

Выходят. За сценой:

 

Голос Хлестакова. Прощайте, ангел души моей Марья Антоновна!

 

Голос Хлестакова. Прощайте, Антон Антонович!

 

Голос Хлестакова. Прощайте, маменька!

 

Голос ямщика. Эй вы, залетные!

 

Колокольчик звенит. Сцена некоторое время пуста. Затем появляются Городничий и Анна Андреевна.

Городничий. Что, Анна Андреевна? а? Думала ли ты что-нибудь об этом? с каким дьяволом породнилась!

Анна Андреевна. Это тебе в диковинку, потому что ты деревенщина.

 

Вынимает из корсета флягу и пьет.Уходит, неожиданно заплакав.

Городничий.

Эй, кто там?

 

Входит квартальный.

 

Призови-ка сюда, брат, купцов! Вот я их, каналий!

 

 

Квартальный уходит.

Те же, Аммос Федорович, Артемий Филиппович, потом Растаковский.

 

Аммос Федорович (еще в дверях.) К вам привалило необыкновенное счастие?

 

Артемий Филиппович. Имею честь поздравить! (Подходит к ручке Анны Андреевны.) Анна Андреевна! А где же Марья Антоновна.

Городничий И правда! Где же виновница, душенька моя?

 

Анна Андреевна (заметно, что она пьяна) В сундуке...Ах! что я… У ней мигрень. Разыгралась!

 

Городничий Плачет, небось, у себя от счастья..

Анна Андреевнвна Ох уж она и плачет сейчас!

Артемий филиппович Такое счастье...

 

Растаковский(входит). Антона Антоновича поздравляю. Анна Андреевна! (Подходит к ручке Анны Андреевны.)

 

 Те же, Коробкин с женою.

 

Коробкин. Имею честь поздравить!

 

Жена Коробкина. Душевно поздравляю!

 

 Множество гостей в сюртуках и фраках подходят сначала к ручке Анны Андреевны, говоря: "Анна Андреевна!"

 

Бобчинский. Имею честь поздравить!

 

Добчинский. Имею честь поздравить!

 

Оба подходят в одно и то же время и сталкиваются лбами.

 

Еще несколько гостей, подходящих к ручкам. Лука Лукич с женою.

 

Лука Лукич. Имею честь...

 

Жена Луки Лукича (бежит вперед). Поздравляю вас, Анна Андреевна!

Городничий. Ход дела чрезвычайный: изволил собственнолично сделать предложение.

 

Анна Андреевна.(Незаметно хлебнув из фляжки, наигранно, едва стоя на ногах) Очень почтительным и самым тонким образом.

 

Он был порывист, страстен, нежно

Он говорил мне, чуть дыша

Я в вас влюблен!

Хор

Он в вас влюблен?

Анна Андреевна

Да, нет, конечно!

В Марию! Дочь мою! Душа

Его с моей слилась в желанье

Любить друг друга на века!

Хор

Вас на века?

Анна Андреевна

Да нет же! Дочь мою! В лобзаньях

Его могла б наверняка

Она познать блаженство счастья!

Любовь и смысл бытия-

Отдавшись высшей в мире власти

Об этом так мечтала я!

Хор

Ах-ах-ах!

Анна Андреевна

Что ж, я дала свое согласье

Городничий.

И я их брак благословил,

Боясь, что он, лишенный счастья

Себя бы вдруг не застрелил…

Хор

Ха-ха-ха-ха!

Городничий. И так даже напугал: говорил, что застрелится. "Застрелюсь, застрелюсь!" - говорит.

Хор

Ха-ха-ха-ха!

Коробкин. Где ж теперь, позвольте узнать, находится именитый гость? Я слышал, что он уехал зачем-то. Да не один…

Хор (шопотом)

Как не один? С кем? С кем?

 

Анна Андреевна.(испуганно) К своему дяде, чтобы испросить благословения.

 

Городничий. Испросить благословения. Да, признаюсь, господа, я, черт возьми, очень хочу быть генералом.

 

Хор гостей с городничим и Анной Андреевной.

Городничий

Беду все ждали – вышла радость

Дорога в Петербург нас ждет!

Анна Андреевна

Свинья не съест, коль бог не выдаст,

Хор

И зятя тесть не подведет!

Городничий

В столице множество невест,

Но дочь мою он взял и вот-

Анна Андреевна

Не выдаст бог – свинья не съест

Хор

И тестя зять не подведет.

Городничий

Ах! Петербург! Театров сладость!

Шампанское рекой течет.

Анна Андреевна

Свинья не съест. Коль бог не выдаст

Хор

И зятя тесть не подведет.

Городничий

Из далека и из окрест

К нам на балы вся знать попрет!

Анна Андреевна

Свинья не выдаст – бог не съест

Хор

И тестя зять не подведет.

Городничий

Царю скажу я – вот те крест!

Я службу знаю наперед!

Кулак мой лоб любой пробьет-

Анна Андреевна

Не выдаст бог – свинья не съест.

Городничий

Мне б в губернаторы пролезть-

В бараний рог скручу народ.

Царю –почет, а мне доход-

Анна Андреевна

Не выдаст Бог – свинья не съест.

Городничий

Жизнь распрекрасней всех чудес

Нас в Петербурге вскоре ждет

Анна Андреевна

Не выдаст Бог – свинья не съест

Хор

И тестя зять не подведет.

 

Те же и почтмейстер впопыхах, с распечатанным письмом в руке.

 

Почтмейстер. Удивительное дело, господа! Чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не ревизор.

 

Все. Как не ревизор?

Как не ревизор?

 

Почтмейстер. Не ревизор, - я узнал это из письма...

 

Городничий. Из какого письма?

 

Почтмейстер. Да из собственного его письма. Приносят на почту письмо. Взглянул на адрес - вижу: "в Почтамтскую улицу". Я так и обомлел. "Ну, - думаю себе, - верно, нашел беспорядки по почтовой части и уведомляет начальство". Взял да и распечатал.

 

Городничий. Как же вы?..

 

Почтмейстер. Сам не знаю. Любопытство такое одолело,

Городничий. Вы осмелились распечатать письмо такой уполномоченной особы?

 

Почтмейстер. В том-то и штука, что он не уполномоченный и не особа!

 

Городничий. Что ж он, по-вашему, такое?

 

Почтмейстер. Ни се, ни то; черт знает что такое!

 

Городничий (запальчиво) Как не се ни то? Как вы смеете!

Знаете ли, что он женится на моей дочери, я в самую Сибирь законопачу...

 

Почтмейстер. Эх, Антон Антонович! Далеко Сибирь. Вот лучше я вам прочту. Господа! Позвольте прочитать письмо!

 

Финал

 

Все чтение письма до момента немой сцены на музыке кроме монолога городничего «над кем смеетесь?” на фоне педали хора гостей на два пиано акапельно. Обязан образоваться некий стеб над церковной музыкой, в котором сплетаются страх, мистика, эксцентрика, буффонада и ирония.

 

 

 

Все. Читайте, читайте!

Хор (мрачно)У_У_У…

 

Почтмейстер (читает на полу-импровизированном распеве) "Спешу уведомить тебя, душа моя Тряпичкин, какие со мной чудеса. На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел, уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей петербургской физиономии и по костюму, весь город принял меня за генерал-губернатора. И я теперь живу у городничего, жуирую, волочусь напропалую за дочкой; Увезу ее, куда не знаю. После женюсь, если дадут приданого..

 

Городничий. Не может быть! Там нет этого.

 

Почтмейстер (показывает письмо). Читайте сами.

 

Городничий Мишка, Авдотья! Где Марья Антоновна?

 

Все Мишка, Авдотья! Где Марья Антоновна?

 

Мишка и Адотья вместе на два голоса. Нет ее, весь дом обыскали.

Одна из дам Ах! (Падает в обморок, и ее уносят)

Городничмй Весь дом перерыть!

 

Авдотья и Мишка исчезают

 

Почтмейстер. Как же бы я стал писать?

 

Хор. Читайте! читайте!

 

Почтмейстер (продолжая читать). "Городничий - глуп, как сивый мерин..."

 

Городничий. О, черт !

 

Почтмейстер (продолжая читать). Хм... хм... хм... хм... "сивый мерин..." (Оставляя читать.) Ну, тут обо мне тоже он неприлично выразился.

 

Городничий. Нет, черт возьми, когда уж читать, так читать! Читайте все!

 

Артемий Филиппович. Позвольте, я прочитаю. (Надевает очки и читает.)"Почтмейстер должно быть, также, подлец".

 

Почтмейстер (к зрителям.) Ну, скверный мальчишка.

 

 

Артемий Филиппович (продолжая читать). "Надзиратель над богоугодными заведе...и...и...и... (Заикается.)

 

Коробкин. А что ж вы остановились? Дайте мне! Вот у меня, получше глаза. (Берет письмо.)

 

Артемий Филиппович (не давая письмо). Нет, это место можно пропустить.

 

Почтмейстер. Нет, все читайте! ведь прежде все читано.

 

Все. Отдайте, Артемий Филиппович, отдайте письмо! (Коробкину.) Читайте!

 

Все приступают к нему.

 

Почтмейстер. Читайте, читайте! вздор, все читайте!

 

Коробкин (читая). "Надзиратель над богоугодным заведением Земляника - совершенная свинья в ермолке".

 

Артемий Филиппович (к зрителям). И неостроумно!

 

Коробкин (продолжая читать). "Смотритель училищ протухнул насквозь луком".

 

Лука Лукич (к зрителям). В рот никогда не брал луку.

 

Аммос Федорович (в сторону). Слава богу, хоть, обо мне нет!

 

Коробкин (читает). "Судья..."

 

Аммос Федорович. Господа. Да и черт ли в нем: дрянь этакую читать.

 

Лука Лукич. Нет!

 

Почтмейстер. Нет, читайте!

 

Артемий Филиппович. Нет уж, читайте!

 

Коробкин (продолжает). "Судья Ляпкин-Тяпкин в сильнейшей степени мошенник.

 

Аммос Федорович. А черт!

 

Коробкин (продолжает). Да! Чуть не забыл! А жена Городничего... Ну, я тебе доложу...

Анна Андреевна (Выхватывает из рук Коробкина письмо и, засунув врот, проглатывает)

Все Ах!

Анна Андреевна (Падая в обморок) Ах! (ее уносят)

 

Одна из дам. Какой репримант неожиданный!

 

Городничий. Вот когда зарезал, так зарезал!

Воротить, воротить его! (Машет рукою.)

 

Почтмейстер Куды воротить! Я, как нарочно, приказал дать самую лучшуютройку; и вперед предписание.

 

Жена Коробкина. Вот уж точно, беспримерная конфузия!

 

Аммос Федорович. Однако ж, черт возьми, господа! он у меня взял триста рублей взаймы.

 

Артемий Филиппович. У меня тоже .

 

Почтмейстер (вздыхает). Ох! и у меня.

 

Бобчинский и Добчинский на два голоса У нас с Петром Ивановичем шестьдесят пять-с на ассигнации-с, да-с.

 

Аммос Федорович (в недоумении расставляет руки). Как же это, господа мы так оплошали?

 

Городничий (бьет себя по лбу). Как я, старый дурак? . Тридцать лет живу на службе! Трех губернаторов обманул!.. Что губернаторов! (махнул рукой)

 

Одна из дам Но этого не может быть: он обручился с

Машенькой...

 

Городничий (в сердцах). Обручился! Кукиш с маслом - вот тебе обручился!

Все

Ха-ха-ха-ха!

Городничий

Цыц!!!

ВСЕ

У-у-у..

 

Возникает напряженная пауза. Слышны удаляющийся звук колокольчиков и топот копыт.

 

Чему смеетесь? - Над собою смеетесь!.. (В исступлении.) Если бог хочет наказать, то отнимет прежде разум. Ну, кто первый выпустил, что он ревизор? Отвечайте!

Аммос Федорович. Вот кто выпустил: эти молодцы!

(Показывает на Добчинского и Бобчинского.)

 

Бобчинский. Ей-ей, не я!

 

Добчинский. Я ничего...

 

Артемий Филиппович. Конечно, вы.

 

Лука Лукич. Прибежали как сумасшедшие:

"Приехал, приехал и денег не плотит..."

 

Городничий. Натурально, вы! сплетники городские, лгуны проклятые!

 

Аммос Федорович. Пачкуны проклятые!

 

Лука Лукич. Колпаки!

 

Артемий Филиппович. Сморчки короткобрюхие!

 

Все обступают их.

 

Авдотья и мишка вбегают и падают на колени

 

Авдотья и Мишка вместе на два голоса

Не гневайся батюшка! Весь дом перерыли. Унесла нечистая сила доченьку вашу.

 

Городничий (нараспев как оперный трагик) Держиморду ко мне! живо!

С грохотом вваливает Держиморда.

Держиморда

Только что супруга ваша Анна Андреевна на тройке рысаков городскую заставу проехала!

Городничий

Как!

Все

Как! Как!

Держиморда (подавая конверт)

Записку велела вам передать.

 

Все присутствующие тянут руку к конверту

 

Хор

Читайте! Читайте!

Городничий (схватив письмо, и не читая, засовывает его к себе в рот. Все смотрят, как городничий жует и глотает письмо. Письмо застряло в горле и все чиновники с силой хлопают городничего по спине. Затем, переведя дух, городничий кричит)

 

Жандарма ко мне!

 

 Те же и жандарм.

 

Жандарм. Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас, сей же час к себе. Он остановился в гостинице.

 

Произнесенные слова поражают как громом всех. Звук изумления единодушно взлетает из дамских уст; вся группа, вдруг переменивши положение, остается в окаменении.

Немая сцена

Городничий посередине в виде столба, с распростертыми руками и запрокинутой назад головою. За ним почтмейстер, превратившийся в вопросительный знак, обращенный к зрителям; за ним Лука Лукич, потерявшийся самым невинным образом; за ним, у самого края сцены, три дамы, гостьи, прислонившиеся одна к другой с самым сатирическим выражением лица, относящимся прямо к семейству городничего. По левую сторону городничего:Земляника, наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то прислушивающийся; за ним судья с растопыренными руками, присевший почти до земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть: "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!" За ним Коробкин, обратившийся ко зрителям

с прищуренным глазом и едким намеком на городничего; за ним, у самого края сцены, Бобчинский и Добчинский с устремившимися движеньями рук друг к другу, разинутыми ртами и выпученными друг на друга глазами. Прочие гости остаютсяпросто столбами. Почти полторы минуты окаменевшая группа сохраняет такое

положение.

Занавес опускается.

 

Партнеры