ГРАФ НУЛИН

 

Опера в 2х частях по мотивам одноимённой поэмы А.С.Пушкина

 

Либретто В.Иванова

Музыка П.И. Чайковского

в авторской версии

Бориса Синкина

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

Граф Нулин – тенор

Наталья Павловна – сопрано

Поэт – баритон

Параша – меццо сопрано

Пикард –бас (баритон)

Муж – бас

Филька – тенор

Васька – бас (баритон)

Кукушка – простейшая перчаточная кукла

Колонны съемные(2шт) – простейшие пенопластовые полуобъемы

Кариатиды съемные (2шт) – простейшие папье маше

Хор

Оркестр – парный состав

 

Все детали убранства сцены, включая колонны и кариатиды ( приводятся в движение рабочими сцены или артистами хора в ночной сцене второй части) являются действующими лицами, ибо предлагаемое сочинение, по мнению авторов – должно отражать новое видение оперного синтеза: осенняя лунная ночь незаметно превращается в «багрец и золото» болдинской осени, а осенняя роща – в большую гостиную старинной дворянской усадьбы, с большим окном в центре, большими часами с кукушкой слева и обеденным столом справа на небольшом возвышении. По краям сценического пространства видны ступеньки лестниц, ведущих на балкон (хоры), на котором будут появляться герои повествования и хор дворовых людей. Все детали декораций должны бать стилизованы под «багрец и золото»: две колонны, два древнегреческих кариатида, портьеры на окнах, перила лестниц, балкон, портьеры на окнах, обои стен, люстра и т.д. .

Глубокая осенняя ночь, на фоне таинственных звуков вступления к прологу начинает таять, и все вокруг превращается в осеннюю рощу, по которой из глубины сцены движется Поэт.

 

Поэт:

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса –

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы.

 

Октябрь уж наступил – уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей:

Дохнул осенний хлад – дорога промерзает,

Журча, еще бежит за мельницей ручей,

Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает

В отъезжие поля с охотою своей,

И страждут озими от бешеной забавы,

И будит лай собак уснувшие дубравы.

 

Поэт скрывается за одним из деревьев, все неожиданно превращается в убранство гостиной барского дома. Параша снаряжает барина на охоту. Филька и Васька влюблены в прекрасную Парашу и наперебой стараются услужить ей, отталкивая друг - друга, мешая Параше выполнять свои обязанности. Появившийся барин – муж Натальи Павловны, прогоняет Фильку и Ваську, выпивает рюмку водки, хлопает вместо закуски Парашу по предмету, находящемуся чуть ниже талии и начинает обвешивать себя охотничьими доспехами… Хор дворовых, тем временем исполняет охотничий гимн.

Хор:

Пора, пора! рога трубят;

Псари в охотничьих уборах

Чем свет уж на конях сидят,

Пора, Пора рога трубят.

Муж:

В последних числах сентября

В деревне скучно: грязь, ненастье,

Осенний ветер, мелкий снег

Да вой волков. Но то-то счастье

Охотнику! Не зная нег,

В отъезжем поле он гарцует,

Везде находит свой ночлег,

Бранится, мокнет и пирует

Опустошительный набег.

 

Появляется заспанная Наталья Павловна и с недовольным видом наблюдает за сборами на охоту…

Хор:

Пора, пора! Рога трубят!

Муж: (заметив Наталью Павловну, обнимает ее…)

Не жди меня, не жди!

Хор:

Пора! Пора, рога трубят!

Муж:

Не жди меня… Прощай! (убегает)

Наталья Павловна одна. Слышен топот удаляющихся лошадей и лай собак. Появляется Поэт. Его появления и исчезновения по ходу действия могут быть (по желанию партнеров по сцене и режиссера) как бы существующими в воображении…

Поэт:

С женой простившись,

На коня муж сел,

И, лихо в путь – дорогу:

Под лай собак и звуки рога.

 

Для Натальи Павловны отъезд супруга на охоту означает начало длинного и скучного осеннего дня.

Звучит вступление к ее грустно-лирическому вокализу.

Нат.Павл:

А-а-а…

Поэт: (на фоне вокализа)

А что же делает супруга,

Одна в отсутствии супруга?

Занятий мало ль есть у ней?

Наталья Павловна к несчастью,

Совсем хозяйственною частью

Не занималася, затем,

Что не в отеческом законе

Она воспитана была,

А в благородном пансионе.

Пред ней открыт четвертый том

Сентиментального романа:

Нат. Павл:

Любовь Элизы и Армана, Ах!

 

Герои романа в прозрачных одеждах неожиданно возникают в воображении Натальи Павловны:

Элиза и Арман исполняют пленительный любовный дуэт, двигаясь под аккомпанемент вокализа и Наталья Павловна танцует вместе с ними, но это не Арман, а некий молодой человек, в которого она тайно, а может быть и не тайно влюблена, Элиза хочет помешать счастью Натальи Павловны…

Поэт:

Роман классический, старинный,

Отменно длинный, длинный, длинный,

Нравоучительный и чинный.

 

Наталья Павловна, опомнившись, швыряет книгу на пол и плача убегает в свою комнату…

 

Поэт бережно поднимает книгу и уходит в другую сторону.

На сцену вбегает параша. За ней, отталкивая друг – друга Филька и Васька.

 

Филька:

Стой, Параша!

Васька:

Стой, Параша!

Филька:

Знаешь, ты нам как сестрица…

Васька:

Двое нас, но лишь тебя…

Вместе:

Оба любим. За себя

Взять тебя мы оба рады,

Да нельзя так бога ради

Помири нас, как ни – будь —

Филька:

Одному женою будь!

Васька:

Одному женою будь!

Филька: (отталкивая Ваську)

Прочим ласковой сестрою…

Васька: (отталкивая Фильку)

Прочим ласковой сестрою!

Вместе:

Что ж качаешь головою,

Аль отказываешь нам!

Аль товар не по купцам?

Аль товар не по купцам!

Параша: (кокетничая, подражая своей хозяйке, Наталье Павловне)

Братцы вы мои родные,

Коли лгу, пусть бог велит-

Не сойти живой мне с места

Для меня вы все равны!

Все удалы, все умны!

Всех я вас люблю сердечно,

Но, другому я навечно

Отдана - мне всех милей-

Филька и

Васька вместе:

Кто он, кто?

Скажи скорей!

Кто он, кто?

Скажи скорей!

Параша: (неожиданно замерев…)

Королевич Елисей! Ах! (падает, подражая Наталье Павловне в обморок, и Филька с Васькой пытаются удержать ее на ногах, но в это время оживают мечты Параши: сам барин, муж Натальи Павловны с короной на голове, с обнаженным торсом (из папье- маше) исполняет ритуальный танец культуриста под скрежет и скрип собственных мышц. Параша, оттолкнув Фильку и Ваську, танцует с барином, но видение исчезло и Параша, под хохот Фильки и Васьки истерично плача, набрасывается на них с кулаками.

Параша:

Вот тебе!

Филька:

Ой!

Параша:

Вот тебе!

Васька:

Ой!

Вместе:

За что!? За что!

Параша: (гонится, размахивая кулаками за смеющимися Филькой и Васькой)

А за то, а за то!

Прочь! Черти, с глаз моих!

Кукушка: (строго)

Ку-ку!

Поэт: (один)

Погода становилась хуже:

Казалось, дождь идти хотел…

Вдруг колокольчик зазвенел.

 

Кто долго жил в глуши печальной,

Друзья, тот, верно, знает сам,

Как сильно колокольчик дальный

Порой волнует сердце нам.

 

Нат.Павл: (Подбегая к окну)

У мельницы, коляска скачет,

Вот на мосту – к нам точно… нет,

Поворотила влево.

Поэт:

…Вслед

Она глядит и чуть не плачет.

Но вдруг… о радость! косогор;

Коляска набок.

Нат. Павл:

-- Филька, Васька!

Кто там? скорей! Вон там коляска:

Сейчас везти ее на двор

И барина просить обедать!

Да жив ли он?.. беги проведать:

скоре, скорей!

Хор:

Скорее! Скорее!

Скорее! Скорее!

Скорее!

Скорее!

Нат. Павл: (глядя в окно)

Да скоро ль, мой творец!

Вот едут, наконец.

Забрызганный в дороге дальной,

Опасно раненый, печальный

Кой-как тащится экипаж;

Вслед барин молодой хромает;

Вот у крыльца; вот в сени входят.

Покамест барину теперь

Покой особенный отводят.

 

Ария Натальи Павловны

 

Кто выдумал тебя, о, скука?

Ты, дьявол, или ты – творец?

В чем тайный смысл твоей науки

И для умов и для сердец?

 

Но знай, томительная скука,

Была я счастлива не раз,

Когда на зло тебе, без стука,

Врывался вдруг веселья час.

 

Желая счастья и успеха

Скучайте все, кому не лень:

Мне скучно -- значит скоро смехом

Засеребрится хмурый день.

 

Наталья Павловна спешно уходит. В доме начинается суета по случаю торжественного обеда в честь неожиданного гостя. Филька и Васька, наталкиваясь друг на друга помогают Параше накрывать на стол.

Хромой и одноглазый, бывший военнопленный слуга Графа Нулина, Пикар подгоняет дворовых мужичков, заносящих в дом сундуки из сломанной коляски.

 

Поэт: (наблюдая за кордебалетом посуды: ножей, рюмок, блюд с закусками, самовара, бутылок и пр..)

Пока Picard шумит, хлопочет,

И барин одеваться хочет,

Сказать ли вам, кто он таков?

Граф Нулин, из чужих краев,

Где промотал он в вихре моды

Свои грядущие доходы.

Себя казать, как чудный зверь,

В Петрополь едет он теперь

С запасом франков и жилетов,

Шляп, вееров, плащей, корсетов,

Булавок, запонок, лорнетов,

Цветных платков, Чулков a` jour.

С ужасной книжкою Гизота,

С тетрадью злых карикатур,

С романом новым Вальтер - Скотта,

Сbons-mots парижского двора,

С последней песней Беранжера,

С мотивами Россини, Пера,

Et cetera? et cetera.

 

Появляется принаряженная Наталья Павловна. Она придирчиво осматривает сервировку стола…

Поэт:

Уж стол накрыт; давно пора;

Хозяйка ждет нетерпеливо…

 

Граф Нулин: (входит, кланяясь)

Bonjuir madane

 

Нат.Павл:

Отведайте вот это, Граф…

Весьма рекомендую…

 

Параша! Гостю скучно…

Пусть что - нибудь веселое споют…

 

Параша: (свистит, засунув два пальца в рот. Появляется кордебалет дворовых во главе с Филькой и Васькой).

Параша: (пританцовывая старинную народную песню)

Валенки, Валенки,

Не подшиты, стареньки…

Граф: (растроганно)

Как можно жить в таких снегах,

Жалею о Париже страшно

Нат. Павл: (прогоняя певчих)

А что театр? а что театр?

Филька и Васька наблюдают за Пикардом, который проявляет нескромный интерес к пышностям Параши, и время от времени на протяжении дуэта исподтишка одаривают «нехристя» тумаками, но и Пикар не остается в долгу…

Граф:

Ах, сиротеет, ах сиротеет.

C`est ,ien mauvais? ca fail pitie`.

Тальма совсем оглох, слабеет.

И мамзель Марс, увы! стареет, ах, стареет, ах стареет.

ЗатоПотье, le grand Potier!

Он славу прежнюю в народе

Доныне поддержал один.

Нат.Павл:

Какой писатель нынче в моде?

Граф:

Все d` Arlencourt b Ламартин.

Нат. Павл:

У нас им также подражают.

Граф:

Нет! Право? так у нас умы

Уж развиваться начинают.

Вместе: (крестятся)

Дай бог, чтоб просветились мы!

Дай бог, чтоб просветились мы!

 

Нат. Павл: (не в меру осмелев)

Как тальи носят?

Граф: (ободрено)

Очень низко.

Почти до… вот, по этих пор.

Позвольте видеть ваш убор;

Так… рюши, банты, здесь узор;

Все это к моде очень близко.

 

Нат. Павл: (с напускным гневом)

Мы получаем Телеграф.

 

Граф: (желая замять неловкость…)

Ага! хотите ли послушать

Последний водевиль?

(под аккомпанемент гитары Пикарда)

 

Я нравлюсь дамам, ибо скромен,

И между ими есть одна…

И гордый взор ее так томен,

И цвет ланит её так тёмен,

Что жизни мне милей она,

Что жизни мне милей она.

 

Она строга, властолюбива

Я сам дивлюсь её уму –

И ужас как она ревнива,

И ужас как она ревнива;

Зато со всеми горделива

И мне доступна одному,

И мне доступна одному.

 

Нат. Павл: (прогоняя Пикарда и Парашу, поет, пританцовывая и наступая на оторопевшего Нулина)

Пред испанкой благородной

Двое рыцарей стоят.

Оба смело и свободно

В очи прямо ей глядят.

Блещут оба красотою,

Оба сердцем горячи,

Оба мошною рукою

Оперлися на мечи.

 

Граф Нулин овладев, собой все более активно включается в дуэт с Натальей Павловной.

 

Жизни им она дороже

И, как слава, им мила;

Но один ей мил – кого же

Дева сердцем избрала?

«Кто, реши, любим тобою?»

Оба деве говорят

И с надеждой молодою

В очи прямо ёй глядят.

 

Да, люблю, люблю, конечно --

Отвечала им она --

Одного из вас, но вечно

Тайну я хранить должна.

С последними аккордами своей песенки Наталья Павловна со смехом, игриво убегает и Нулин спешит за ней. Начинается игра в догонялки.

Выбегает Параша, за ней прихрамывает Пикар, и хватает ее, за одно из пышных мест… Филька и Васька видят это, укрывшись за портьерой…

 

Параша: (кричит)

Айййй!

Филька и Васька пытаются задать Пикару трепку

Пикар: (благодаря своему невероятному везенью, уворачивается от свирепых ударов Фильки и Васьки…)

 

Я очень плохо говорю по - русские, но песни русские люблю…

 

Параша упивается местью, дразня Фильку и Ваську, притворно сердито ударяет Пикара по нахальным рукам…

 

Дуэт Параши и Пикара (с пантомимой Фильки и Васьки)

 

А уж это совсем ни к чему… (подражая Наталье Павловне)

 

Цветок засохший, безуханый,

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя:

 

Где цвел? когда? какой весною?

И долго ль цвел? и сорван кем,

Чужой, знакомой ли рукою?

И положен сюда зачем?

 

На память нежного ль свиданья,

Или разлуки роковой,

Иль одинокого гулянья

В тиши полей, в тени лесной?

 

И жив ли тот, и та живали?

И нынче где их уголок?

Или уже они увяли.

Как сей неведомый цветок?

 

Пикар:

В крови горит огонь желанья,

Душа тобой уязвлена,

Лобзай меня: твои лобзанья

Мне слаще мирра и вина.

Лобзай меня: твои лобзанья

Мне слаще мирра и вина.

 

Вместе:

Лобзай меня: твои лобзанья

Мне слаще мирра и вина.

Лобзай меня: твои лобзанья

Мне слаще мирра и вина.

 

Параша хочет убежать, Пикар за ней, но Филька и Васька ловят его и бьют чем попало… Параша решает проучить дворовых недотеп…

 

Параша: (вытащив на середину сцену Фильку и Ваську за уши)

Васька, Филька! Вот тебе!

Вот тебе!

Начинается драка с погоней падениями и побоями.

 

Пикар: (охая и пытаясь встать на ноги)

Машер! Машер!

 

Побитые Филька и Васька убегают. Параша помогает Пикару подняться на ноги и уводит его…

 

Кукушка: (весело)

 

Ку-ку!

 

Наталья Павловна и Граф Нулин появляются на балконе.

 

Нат.Павл:

Пустое вы сердечным ты

Она обмолвясь, заменила,

И все счастливые мечты

В душе влюбленной возбудила.

 

Граф Нулин:

 

Пред ней задумчиво стою;

Свести очей с неё нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!

И мыслю: как тебя люблю!

 

Нат. Павл:

Из наслаждений жизни-

Одной любви музыка уступает!

 

Граф Нулин:

Но и любовь – мелодия!

 

Вальс - пантомима

 

Наталья Павловна и Граф Нулин, очарованные звуками вальса долго глядят друг на друга. Тем временем появившийся Пикар подходит к часам с кукушкой и переводит стрелку на три часа вперед, ему хочется поторопить наступление ночи, что бы предаться любовным утехам с Парашей, но возмущенная кукушка клюет его в лоб.

 

Кукушка:

Ку-ку!

Пикар от испуга падает в обморок. Появляется Параша, и, желая продлить «удивительный» вечер… переводит стрелку на пять часов назад и, щелкнув по клюву возмущенную кукушку «уносит» Пикарда…

 

Наталья Павловна надевает графу на глаза платок и начинается игра в жмурки. Граф наталкивается на Парашу… Наталья Павловна подсовывает графу то Фильку… то Ваську…Граф Нулин наталкивается на часы с кукушкой… и кукушка клюет его в лоб… Граф и без того утративший ощущение реальности, пьяный от переполняющих его чувств, продолжает игру… Звучит вокализ Натальи Павловны.

 

Поэт: (на фоне вокализа, любуясь Натальей Павловной)

Все в ней гармония, все диво,

Все выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц, нет подруг;

Красавиц наших бледный круг

В ее сиянье исчезает.

 

Куда бы ты не поспешал,

Хоть на любовное свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье, --

Но, встретясь с ней, смущенный, ты

Вдруг остановишься невольно,

Благоговея богомольно

перед святыней красоты.

 

Граф:

Я думал, сердце позабыло

Способность легкую страдать,

Я говорил: тому, что было,

Уж не бывать! уж не бывать

 

Прошли восторги и печали!

И легковерные мечты…

Но вот опять затрепетали

Пред мощной властью красоты.

Пред мощной властью красоты.

 

Поэт:

Граф, о Париже забывая,

Дивится, как она мила.

Проходит вечер неприметно;

Граф сам не свой: хозяйки взор

То выражается приветно,

То вдруг потуплен безответно.

Глядишь – и полночь вдруг на двор.

 

Часы бьют двенадцать ударов…

Кукушка: (сердито)

Ку-ку!

 

Нат. Павл:

Пора, прощайте! ждут постели,

Приятный сон…

 

Граф Нулин: (опечаленно)

Бонюи, мадам!

 

Поэт:

Полувлюбленный нежный граф

Целует руку ей. И что же?

Куда кокетство не ведет?

Проказница – прости ей, боже! –

Тихонько графу руку жмет.

 

Нат. Павл: (удаляясь)

Ха-ха-ха!

 

Граф: (вслед)

Хи-хи-хи…

Куда, куда, куда вы удалились?

Красавица, богиня, ангел!

 

Граф:

Нет, нет, не должен я, не смею, не могу

Волнениям любви безумно предаваться;

Спокойствие свое я строго берегу

И сердцу не даю пылать и забываться;

 

Редеет облаков летучая гряда,

Звезда печальная, вечерняя звезда,

Люблю твой слабый свет в небесной тишине –

Он думы разбудил, уснувшие во мне.

 

Красавица! Богиня! Ангел!

 

Конец первой части

 

Часть вторая

 

Глубокая осенняя ночь. Звезды и луна на небе движутся, словно в сказочном хороводе под звуки вступления. Графу Нулину не спится.

 

Поэт:

Не спится графу – бес не дремлет

И дразнит грешною мечтой

В нем чувства. Пылкий наш герой

Воображает очень живо…

Кукушка: (сочувственно)

Ку-ку!

 

Граф: (взяв кукушку на руки)

Неужто вправду я влюблен?

Что, если можно?.. вот забавно;

Однако ж это было б славно;

Я, кажется, хозяйке мил.

 

В воображении графа Нулина возникает силуэт Натальи Павловны в совершенно прозрачном одеянии. Наталья Павловна танцует и манит к себе графа. Граф не решается принять участие в эротическом танце, но его двойник, вопреки его воли танцует с Натальей Павловной…

 

Хозяйки взор красноречивый,

Довольно круглый, полный стан,

Приятный голос, прямо женский,

Я помню кончик ножки нежной,

Я помню: точно, точно так,

Она мою рукой небрежной

пожала руку; я дурак,

Я должен был остаться с нею,

Ловить минутную затею.

Но время не ушло: теперь

Отворена, конечно, дверь

Арирзо Графа

(Граф поет, а кукушка внемлет его душевным излияниям)

Я думал, сердце позабыло

Способность легкую страдать,

Я говорил: тому, что было,

Уж не бывать! уж не бывать

 

Прошли восторги и печали!

И легковерные мечты…

Но вот опять затрепетали

Пред мощной властью красоты.

Пред мощной властью красоты.

 

Но время не ушло, теперь,

Отворена, конечно, дверь…

Кукушка: (утвердительно)

Ку-ку!

 

Граф прощается с кукушкой, в ночном халате с лампой в руках отправляется на поиски спальной Натальи Павловны, но… но, в потемках, с гитарой в руках появляется Пикар, и не боясь разбудить спящий дом поет серенаду даме своего сердца Параше. Граф, укрыв фонарь полой халата прячется под столом.

 

 

Пикар:

Я здесь. Инезилья,

Я здесь под окном.

Объята Севилья

И мраком и сном.

 

Исполнен отвагой

Окутан плащом,

С гитарой и шпагой

Я здесь под окном.

 

Ты спишь - ли? Гитарой

Тебя разбужу.

Проснется ли старый,

Мечом уложу.

 

Шелковые петли

К окошку привесь…

что медлишь?.. Уж нет ли

Соперника здесь?..

 

Параша:

Ты дом весь разбудишь,

Нахал, басурман!

Пикар:

Ах! Будьте на веки

Моею, мадам!

 

Пикар скрывается в комнате Параши. Граф вылезает из укрытия но чуть было не натыкается на крадущихся за Пикаром и Парашей Фильку и Ваську, которые, пытаясь помешать любвеобильному Пикару, нарываются на Парашу и убираются восвояси.

Граф, наблюдавший эту сцену из укрытия завидует Пикару и даже хочет подражать ему… Приняв горделивую позу Дона Жуана, пробует петь страстную серенаду, но…

 

Граф: (испуганно)

Нет, нет, не должен я, не смею, не могу

Волнениям любви безумной предаваться.

Спокойствие свое я строго берегу

И сердцу не даю пылать и забываться.

 

Ах! мне не к лицу, и не по летам,

Пора, пора мне быть умней.

Но узнаю по всем приметам

Болезнь любви в душе моей.

 

Поэт:

Влюбленный граф в потемках бродит,

Дорогу ощупью находит,

Желаньем пламенным томим,

Едва дыханье переводит,

Трепещет, если пол под ним

Вдруг заскрыпит. Вот он подходит

К заветной двери и слегка

Жмет ручку медную замка;

 

Хозяйка мирно почивает,

Иль притворяется, что спит.

 

Граф: (входя в спальную Натальи Павловны)

Не пугайтесь! Ради бога не пугайтесь!

 

Прости, небесное созданье,

Что я нарушил твой покой,

Прости, но страстное не отвергай признанье,

Не отвергай с тоской.

 

Поэт:

Она, открыв глаза большие,

Глядит на графа – наш герой

Ей сыплет чувства выписные

И дерзновенною рукой

Коснуться хочет одеяла,

Совсем смутив ее сначала…

Но тут опомнилась она,

И, гнева гордого полна,

А впрочем, может быть, и страха,

Она охальнику с размаха

Дает пощечину, да, да!

Пощечину, да ведь какую!

 

Нат. Павл:

Ааа! Спасите!

 

Хор:

Воры, воры!

Лови! держи!

Скорее! Скорее!

Кто-то там зашевелился!

Это Филька!

Это Васька!

 

Граф:

Я хотел лишь прогуляться,

Но немного заблудился!

 

Хор:

Он хотел лишь прогуляться,

Но немного заблудился.

 

Появляются Пикар и Параша. На Параше камзол Пикара а на Пикаре сарафан Параши…

 

Пикар:

Он хотел лишь прогуляться,

Но немного заблудился!

 

Параша:

Он хотел лишь прогуляться,

Но немного заблудился!

Дворовые увидев Пикара и Парашу поднимают смех.

 

Хор:

Ха-ха-ха-ха!

 

Разоблаченные Пикар и Параша убегают

 

Граф:

Бес меня попутал!

Я не хотел, я не хотел!

 

Граф пытается поднять с колен испуганную Наталью Павловну и падает под тяжестью её тела. Дворовые в потемках пытаются помочь господам, но образуется всеобщая свалка…

Кукушка: (в полном недоумении)

Ку-ку!

 

Поэт:

Как граф, хозяйка и Параша

проводят остальную ночь,

Воображайте, воля ваша!

Я не намерен вам помочь.

 

Затмение

 

Утро. Как ни в чем не бывало граф Нулин и Наталья Павловна собираются завтракать.

Пикар пьет с кукушкой на брудершафт. Параша вся, в слезах предчувствуя расставание с Пикаром.

Поэт:

Уж стол накрыт; давно пора;

Хозяйка ждет нетерпеливо…

 

Граф: (входит, кланяясь)

Bonjuir madane

 

Нат.Павл:

Отведайте вот это, Граф…

Весьма рекомендую…

 

Параша! Гостю скучно…

Пусть что ни - будь веселое споют…

 

Параша свистит, засунув два пальца в рот. Появляется кордебалет дворовых во главе с Филькой и Васькой. Звучит русская песня Калинка – малинка. Васька и Филька в иносказательной форме, трогательно повествуют о своей несчастной любви к Параше. На последний аккордах номера слышны охотничьи рога, лай собак, выстрелы и ржанье лошадей. Это возвращается муж Натальи Павловны.

 

Муж: (входя)

Наташа, здравствуй.

 

Нат.Павл:

Ах, мой боже!

Граф, вот мой муж. Душа моя…

 

Граф:

Граф Нулин

-- Рад сердечно я.

Какая скверная погода!

 

Муж:

У кузницы я видел ваш

Совсем готовый экипаж.

Наташа, там у огорода

Мы затравили русака…

Эй, водки! Граф, прошу отведать:

Прислали нам издалека.

Вы с нами будете обедать!

 

Граф:

Не знаю, право, я спешу.

 

Муж:

И полно, граф, я вас прошу.

Жена и я, гостям мы рады.

Граф:

Я спешу, спешу.

 

Нат.Павл:

 

Он спешит, он спешит!

 

Муж:

В последних числах сентября

В деревне скука, грязь ненастье,

 

Но с каждой осенью я расцветаю вновь;

Здоровью моему полезен русский холод;

К привычкам бытия вновь чувствую любовь:

Средой слетает сон, чредой находит голод;

Легко и радостно играет кровь,

Желания кипят – я снова счастлив, молод,

Я снова счастлив, молод!

Эй! Водки, граф, прошу отведать!

 

Граф:

Но я спешу!

 

Муж:

Давайте пить, и веселиться,

Давайте жизнею играть!

 

Граф:

Но мне давно пора проститься,

Мне надо уезжать!

 

Муж:

Пусть наша ветреная младость

Потонет в неге и вине!

 

Граф:

Доставила большую радость,

Поверьте, наша встреча мне.

 

Нат.Павл:

Прощайте граф!

 

Муж:

Останьтесь, граф, я вас прошу!

Останьтесь, граф, я вас прошу!

 

Параша:

Вы с нами будете обедать!

Кукушка: (пьяным голосом)

Ку-ку!

 

Граф:

Но… Я спешу, я спешу!

 

Муж:

Эй! Водки, граф, прошу отведать!

До дна, до дна, до дна!

 

Граф Нулин, выпив еще одну рюмку водки, напрочь опьянев падает и Пикард уносит его в коляску…

 

Хор:

Ах-ах-ах!

 

Муж: (растерянно)

Жена и я гостям мы рады…

 

Хор:

А-а-а-а!

 

Наталья Павловна начинает тихо плакать.

 

Муж:

Откуда эти слезы, зачем оне?

 

Наталья Павловна:

Мои девичьи грезы, вы изменили мне,

Мои девичьи грезы вы изменили мне,

Вы изменили мне!

 

Поэт:

Когда коляска ускакала,

Жена все мужу рассказала…

 

Муж:

Проклятье!

 

Поэт:

И подвиг графа моего

Во всех деталях описала:

 

Нат.Павл:

Он – Ах, ах!

Я – Нет! нет!

 

Муж:

Проклятье!

 

Поэт:

Но кто же более всего

С Натальей Павловной смеялся?

Не угадать вам. – Почему ж?

Муж? – Как не так. Совсем не муж.

Он очень эти оскорблялся,

Он говорил, что граф дурак…

 

Муж:

Граф Дурак!

 

Поэт:

Молокосос!

 

Муж:

Молокосос!

 

Поэт:

… что если так,

то графа он визжать заставит…

 

Муж:

Я его визжать заставлю!

 

Поэт:

Что псами он его затравит.

 

Муж:

Вперед! За мной в погоню!

Параша раздает дворовым мужикам и бабам ружья.

 

Хор:

В погоню! в погоню! В погоню!

Скорее! Скорее!

 

Все, включая кукушку, бросаются в погоню за графом Нулиным. Наталья Павловна одна в опустевшем доме. Музыка.

 

Наталья Павловна: (весело смеется)

Ха-ха-ха-ха!

 

 

Помещик Лидин, он же Поэт, появляясь неожиданно в другом костюме, весело смеясь, обнимает и целует Наталью Павловну.

 

Лидин:

Но кто же более всего

С Натальей Павловной смеялся?

Смеялся Лидин, их сосед,

Помещик двадцати трех лет.

 

Лидин и Наталья Павловна замерли в бесконечном поцелуе и в это время, откуда ни возьмись, появляется в сопровождении протестующего Пикарда граф Нулин.

 

Граф: (едва держась на ногах)

Не будет завтра если нынче

Я не увижу ваших глаз!

Красавица! Богиня! Ангел!

Я обожаю вас!

 

Пикар подхватывает обезумевшего Нулина и уносит прочь…

 

Лидин: (на фоне вокализа Натальи Павловны и хоровой педали)

Теперь мы можем справедливо

Сказать, что в наши времена

Супругу верная жена,

Друзья мои, совсем не диво.

 

Занавес

Партнеры